На главную   Содержание   Следующая
 
Остров сокровищ
 
Марат Гурт
 
  
 

Тайвань?! Нет такой страны на политической карте мира, сказали бы в "Поле чудес". Крошечный остров окрашен в желтый цвет "Великого Китая" и, несмотря на все атрибуты суверена мирового сообщества, признан всего лишь 22-ой провинцией КНР. Тем временем, о "тайваньском экономическом чуде" известно всем. Его примеру следуют Таиланд и Малайзия. Да и сам Дэн Сяопин не раз намекал, что и Китай мог бы равняться на Тайвань, так как, по его словам, "нет разницы в том, какого цвета кошка, белая или черная, лишь бы мышей ловила".
 
  
 

В 1949 году свергнутый Мао Дзэдуном генералиссимус Чан Кайши, прихватив весь золотой запас Поднебесной империи, с двумя миллионами сторонников бежал на Богом забытый остров, возвращенный Китаю японцами в 1945 году. Там, провозгласив город Тайбэй временной столицей "Республики Китай", он и обосновался. В то время, как большой материк переживал будни "великого скачка" и "культурной революции" Мао Цзэдуна, малая земля с легкой руки Чан Кайши ускоренными темпами проходила через этап первоначального накопления капитала. Само-собой, не без помощи Запада. В геополитике Вашингтона остров сыграл роль "непотомляемого авианосца" и "демонстрационной витрины" западной модели в Азии. Теперь Богу было угодно, чтобы Тайвань раньше и в большей степени, чем другие развивающися страны, получил доступ на мировые рынки.

Эра правления династии Чан Кайши замкнулась на смерти в 1988 году его сына Цзян Цзянго. Установленный на острове режим, по меткому выражению французской "Монд", эдакий коктейль американского родео, конфуцианских нравов и японской хватки, оказался на пороге больших перемен. Власти Тайбэя вконец отменили 40-летнее военное положение и ввели в оборот понятие политического плюрализма. Тайвань, при населении в 20 миллионов жителей, бьет все мировые рекорды. На каждый квадратный километр здесь приходится по 550 человек, 283 автомобиля, 195 свиней и три предприятия. За последние десятилетия "тайваньский тигр" прибавил в экономическом весе и по валовому национальному доходу на душу населения занял 25-место в мире обогнав, к примеру Грецию. Экономическое развитие идет самыми быстрыми темпами, а рост цен, по сравнению с другими странами, сохраняется на самом низком уровне. В чем тут дело?

Может в том, что тайваньцы учатся не на собственных ошибках, а на чужих. Например, индустриализацию здесь в свое время провели без ущерба сельскому хозяйству. Тайваньцы кормят себя сами. Есть стимул, и не только "желудочный". Еще при Чан Кайши угодья были перерасределены по принципу "земля тому, кто ее обрабатывает". Бывшим латифундистам тогда тихо-мирно вручили компенсацию в виде акций промышленных предприятий. И потом, в отличие от общепринятой практики, островитяне, начав с восстановления разрушенной войной инфраструктуры, бросили свои силы на развитие не тяжелой индустрии, а отраслей легкой промышленности. Результаты превзошли все ожидания. Особенно в связи с переводом экономических рельсов от импортзамещения к эскпортной ориентации.
 
  
 

Сегодня для Тайваня программа-минимум - динамичный переход от производства простых трудоемких товаров, таких, как одежда, обувь и игрушки, к сбору капитало-и-наукоемких изделий: от компьютеров до продукции биотехнологии и электронной оптики. Фирменный лэйбл "Made in Taiwan" уже знают и ценят нувориши многих стран. Эффективная система образования на Тайване - предмет зависти соседей. Только по биологическому профилю здешние университеты выпускают ежегодно по тысяче специалистов со степенью бакалавра и сотню - со степенью магистра.

Причем их уровень подготовки, по мнению экспертов, нередко выше, чем скажем у их американских коллег.

Но не все так безоблачно. Зависимость от импорта энергетического и минерального сырья близка к стопроцентной отметке. Выход ищут, как могут. Строят АЭС. Проводят исследования по использованию ветровой, солнечной, тепловой, световой, геотермальной энергии, энергии прилива и биомассы. Наконец, ведут разведку нефти и газа как у себя, так и в рамках совместных предприятий в Индонезии, Малайзии, Арабских Эмиратах, Эквадоре, Филлипинах и даже Папуа-Новая Гвинея. Тайваньцы мыслят категориями глобальной экономики и смело делают вклады своих капиталов за пределы вотчины. В той же Америке их инвестиции давно перевалили за $1 миллиард. По запасам валютных резервов остров занимает второе, после Японии, место, в расчете на душу населения - первое.

Благодаря привлекательным процентным ставкам по сберегательным и срочным вкладам у граждан страны выработана традиционная склонность к сбережениям. Это позволяет держать двойную оборону. Деньги текут в банковскую национальную систему и одновременно служат хорошим
громоотводом от резкой инфляции. И еще об одной специфике. В отличие от Южной Кореи и Японии, где музыку заказывают в деловом мире монстры типа Daewoo и Mitsubishi, в тайваньской экономике балом правят десятки тысяч мелких - часто семейных компаний. Поскольку рост страны вплотную зависит от экспорта, обеспечивающем 8 из 10 рабочих мест на Тайване, то чутко реагировать на сигналы мирового рынка и с наименьшими потерями удается именно таким карликовым предприятиям. Гибкая переориентация экспорта на новые рынки сбыта или новые товары, для них - обычное дело. Один банальный пример. Когда США добились от тайванцев "добровольного" ограничения экспорта за океан грибов, этот товар тотчас перекочевал на кухню "общеевропейского дома", американцам, в свою очреедь, была предложена спаржа. Проходит немного времени, и по обе стороны Аталантики вводят новое эмбарго. И что же...В ответ на это, в тайваньском экспорт-меню появляются угри.

Тайвань открыто признали всего около 20 стран, среди которых наиболее значительные ЮАР, Саудовская Аравия и Южная Корея. Тем не менее, прямо ли, косвенно, но с ним поддерживают торгово-экономические связи 140 государств. В последние годы снабженцем угля, стали и хлопка стал никто иной, как Китай, товарооборот с которым проходит через третьи страны и еще больше десяти лет назад перевалил за $2 миллиарда. Как пишет гонконгский журнал "Far Eastern economic review": "Тайвань стал слишком важным региональным и торговым центром, чтобы его мог игнорировать остальной мир".