Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
Тайны Каирского двора
 
Марат Гурт

Спасение утопающих - дело рук самих утопающих. Эту истину признал президент Египта Хосни Мубарак.Почти полвека назад группировка "Свободных офицеров Египта" свергла короля Фуада и провозгласила республику. Один из мятежников подполковник Гамаль Абдель Насер, избранный позже президентом крупнейшей по численности страны Арабского Востока, одухотворял собой идею панарабизма и "социалистический выбор". Асуанская плотина его детище. В 70-м году из за его внезапной кончины у власти оказался его бывший соратник - Анвар Садат. Заветам своего босса он вчистую изменил. Замкнулся на узком национализме и раскрыл объятия хозяевам Белого дома и Тель-Авива, подписав "кэмп-дэвид". После чего Египет был окрещен "своим среди чужих и чужим среди своих". Конец той эпохи плачевен:"братья мусульмане" на военном параде застрелили Садата в упор.
 
  
 


Нынешнему президенту Мухаммеду Хосни Мубараку военному летчику по призванию, в 1981 году досталось тяжелое наследство. Египет из расчета ВВП на душу населения по прежнему в разряде "бедных родственников". Но египетский лидер был полон оптимизма. Взяв бразды правления в свои руки Мубарак вводит чрезвычайное положение. Отпускает с миром политзаключенных и ищет компромисса с легальной оппозицией. Загнанными в угол оказались лишь религиозные экстремисты и убежденные марксисты. Он осторожно вернул египтян в лоно арабской семьи и сумел "подружиться" с обеими супердержавами. С его ведома прогремел ряд крупных процессов против "жирных котов" Садата, которые нагло сколотили себе огромное состояние на дешевой спекуляции.

Объявленная Садатом политика "открытых дверей" ("инфитах") в свое время завалила внутренний рынок обилием импорта и, вызвав потребительский бум создала иллюзию "бархатного процветания". Почти вся твердая валюта, вырученная от экспорта нефти, туризма, денежных переводов египтян работавших за границей, эксплуатации наконец Суэцкого канала, шла как на погашение галопировавшего внешнего долга, так и на всенародное "проедание", то есть продовольствие, ширпотреб и сервис. Производственная ниша у берегов Нила оказалась "на мели". Все та же зависимость от завоза сырья и комплектующих изделий. А тут еще разбухший госаппарат, и демографический взрыв. Уже тогда треть арабского мира проживала в стране пирамид. Плюс ко всему мозолившие глаза долгострои, низкая производительность труда при дефиците квалифицированных кадров, неадекватный рост заработной платы и розничных цен.
 
  
 

Около двух третей египтян жили за чертой бедности. Что делать. Интуиция подсказывает новому главе афроазиатского государства следующие ходы. От прежней практики "инфитах" он не отказался, а гибко скорректировал нацелив ее не на увеличение потребления, а на рост национального производства.Теперь иностранные инвестиции потекли в производительные отрасли. В такие например, как текстильная (уникальный длинноволокнистый хлопок - хорошее подспорье), продукция которой потихоньку теснит не одного конкурента на ближневосточном и африканском рынках. Глава государства, носит одежду исключительно местного пошива, рассчитывая, что и хороший пример бывает заразительным. Предпринимаются также попытки переориентации промышленных рельсов экономики на природный газ, электроэнергию и АЭС.И все для того, чтобы увеличить экспорт "черного золота", который легче продать и для которого не нужны все эти проблемные трубопроводы.

В мае 1987 года египетскому истэблишменту удалось убедить Международный Валютный Фонд (МВФ) об отсрочке на десять лет погашения четвертой части ее задолженности "великолепной семерке". Ограничен наплыв импорта, в первую очередь предметов роскоши путем изменения таможенных тарифов.Одним из стабилизирующих факторов новой экономической политики считается - умелое распределение продовольствия и товаров первой необходимости. Введены дифференцированные талоны, позволяющие сохранить субсидии для бедных слоев населения и заставляющие его зажиточную часть выкладывать полную цену. Древняя житница Средиземноморья сегодня тратит на приобретение прожиточного минимума около $4 миллиардов. Причина известна. Дело в том, что зерно Садату в порядке гуманитарной помощи поставлял "дядя Сэм". Это и надоумило расчетливого феллаха выращивать вместо пшеницы что-нибудь поприбыльнее, скажем клубнику, а домашней скотине скармливать дешевый покупной хлеб.

Но времена меняются. К примеру, в районе Салхийе в деле изучают опыт Саудовского королевства, сумевшего за несколько лет, на удивление всем, стать экспортером пшеницы. Поля и точно впечатляют круглые, каждое площадью в 63 га. Всего 190 полей с вращающимися на оси дождевальными установками. Засеяны зерновыми и кукурузой. Между ними виноградная лоза, сады, овощные плантации и никаких арыков. Вода подводится по пластиковым трубам и в точно отмеренных дозах. Причем себестоимость египетского зерна значительно ниже саудовского. У соседей, как известно, воду качают из под земли, а здесь она течет из давно проложенного канала из Нила.

Для Египта характерно крайне неравномерное развитие народнохозяйственного комплекса. Сказывается гиперконцентрация промышленности в двух мегаполисах -Каире и Александрии. Отчего проигрывает и центр, и провинция. В первом случае налицо недостаток рабочих рук, во втором - нехватка рабочих мест. На это уже обратили внимание. В последнее время высвечивается еще одна дилемма. Если в начале 60-х годов работающих по найму за рубежом насчитывалось около ста тысяч, то в настоящее время - более пяти миллионов. С одной стороны, вроде бы решается проблема занятости, а казна полнится ценной валютой. С другой - египетские специалисты под грузом обстоятельств, соглашаясь на любую работу, теряют свою квалификацию а значит и доходы у них становятся меньше. Угрожающих размеров достигла и "утечка мозгов". В связи с этим некоторые категории профи - врачи, инженеры и архитекторы по сути стали "невыездными", так как в них сильно нуждаются на родине.
 
  
 


Рабочие руки египтян за границей, надо сказать в цене. И не в последнюю очередь - благодаря их умению общаться. Дар говорить то, что хотят услышать, - искусство, которым они владеют в совершенстве, и это сбивает с толку многих иностранцев. В Египте - душа нараспашку, особенно по отношению к чужаку, - это что-то из области "секретных материалов".В семье принято говорить об одном, в кругу друзей - о другом, а для всеобщего обозрения - и вовсе нечто. Это вошло в плоть и кровь. Потому и журналистам в Египте мало кто доверяет, а газеты, предпочитают читать между строк.

У Хосни Мубарака c годами сложились свои привычки. Обычно он говорит, что экономическое возрождение египетской цивилизации состоится лишь в том случае если народ "проснется ото сна". Открывая одну из сессий парламента президент заявил, что "мы (египтяне ) страдаем от слабости и бездействия. Люди непрерывно жалуются с того момента как они открывают глаза утром и до возвращения с работы. Нужно восстанавливать экономику тогда и появится уверенность в себе". Египтянина же угнетают сегодняшние стандарты. Обиходное "время - деньги" им больно режет слух. Феллах и не спорит с тем, что труд - богоугодное дело, но и праздную жизнь отнюдь не считает смертным грехом.