Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
Сливки летописей
 
Садр Ад-дин Ал-Хусайни

О Сельджукских эмирах и государях
 
  
 
 
  
 


Введение
Более чем полуторавековой период существования Сельджукского государства - время, необычайно богатое событиями и важное для последующей исторической судьбы народов Среднего и Ближнего Востока. Это государственное образование - самое обширное в Западной Азии со времен Арабского государства VII в. и халифата VIII-IX вв.- появилось в результате первой крупной победы завоевательного движения огузских и других тюркских племен, возглавленного Представителями рода Сельджука, в битве при Данданакане 24 мая 1040 г.

После того как в этом сражении были сокрушены войска газневидского султана Мас"уда, завоеватели, не встречая на западе серьезной политической и военной силы, которая бы могла противостоять им, продолжали свои походы. Одна за другой области, ранее подвластные Бувейхидам, были присоединены к новому государству. Захват Багдада в 1055 г. и подтверждение халифом титула султана за Тогрул-беком - старшим в роде Сельджука - знаменовали признание государственной власти Сельджукидов в качестве верховного светского сюзерена в завоеванных странах. Дальнейшие походы Сельджукидов продолжались как 'войны за веру' и защиту ее 'чистоты' и при преемниках Тогрул-бека - Алп-Арслане и Малик-шахе. К концу Правления султана Малик-шаха (1092 г.) границы империи Сельджукидов простирались от Кашгара на востоке до Средиземного и Мраморного морей на западе, от Кавказских гор и Черного моря на севере до Йемена на юге.

Хотя период сельджукского господства отмечен новыми явлениями в экономической и социальной жизни стран Среднего и Ближнего Востока, в частности развитием новых форм феодальных пожалований, и представляет важный этап этногенетического процесса в ряде стран упомянутого региона, он все же не может считаться достаточно изученным. Причиной (8) этой является неполнота и недостаточная разработка источников по истории Сельджукского государства 2.

Ко времени возникновения Сельджукской державы в странах Ближнего и Среднего Востока существовала развитая историография на арабском и персидском языках, создавались сочинения по истории регионов и династий 3. Но у нас отсутствуют данные о том, составлялись ли какие-либо исторические сочинения специально для первых сельджукских султанов. Упоминаемые в более поздних трудах средневековых авторов такие сочинения, как Сират ал-малик Тогрул-бек ас-Селджуки, Малик-нама, Рисала-и Маликша-хиййа, Санджар-нама, "Уйун ат-таварих и другие, до нас не дошли, а у нас нет данных, которые позволили бы судить об их содержании. Для начальной истории Сельджукидов большое значение имеют сочинения представителей знаменитой семьи ас-Саби 4. Хилал ибн Мухассин ас-Саби (359- 448/970-1056) составил погодовую хронику Ta"pux ('Летопись'), завершив ее в год своей смерти 5. Сочинение Хилала ас-Саби полностью до нас не дошло. По сообщению ас-Сахави, оно состояло из сорока томов, но его материал сохранился лишь частично в труде Абу Йа"ла Хамзы ибн Асада Ибн ал-Каланиси (ум. в 555/1160 г.) Зайл Ta"pux Димашк ('Продолжение летописи Дамаска') 7.

Сын Хилала ас-Саби - Гарс ан-Ни"ма Мухаммад ибн Хилал ас-Саби (416-480/1025-1088) продолжил хронику отца, доведя ее до 479/1086 г. Сочинение Гарс ан-Ни"ма также не дошло до нас, но его текст в значительной части сохранился в труде Мир"ат аз-заман ('Зеркало времени') Сибта Ибн ал-Джаузи (581-655/1186-1257), вывезшего из Багдада в Дамаск автограф "Уйун ат-таварих ('Источники летописей') Гарс ан-Ни"маи включившего его сообщения в свой труд. Соответствующая часть последнего издана в 1968 г. турецким ученым Али Севимом. (9)

Важным источником по истории Сельджукидов является сочинение видного мусульманского ученого - знатока традиции, историка и ханбалитского проповедника Абу-л-Фараджа "Абд ар-Рахмана Ибн ал-Джаузи (507-597/1114-1200) ал-Мунтазам фи Ta"pux ал-мулук ва-л-умам ('Упорядоченный [свод] по истории владык и народов') 9. В этот труд включены сведения из не дошедших до нас сочинений по истории ранних Сельджукидов таких авторов, как Мухаммад ал-Хамадани, Хилал ас-Саби, Хибаталлах ас-Сакти и др. Ал-Мунтазам Ибн ал-Джаузи представляет собой погодовую Хронику истории халифата с 871 по 1179 г., причем к краткому обзору важнейших событий каждого года добавлено большое число некрологических заметок о выдающихся людях, умерших в этом году.

Автор знаменитого многотомного труда ал-Камил фи-т-. та"pux ('Совершенный в истории') 10 "Изз ад-Дин Абу-л-Хасан "Али ибн Мухаммад Ибн ал-Асир (555-630/1160 - 1233), хотя и не называет свои источники, пользовался, для изложения истории ранних Сельджукидов трудами предшествовавших ему историков, особенно представителей багдадской школы. Им использовано упомянутое сочинение Ибн ад-Джаузи, хотя о его авторе он говорит лишь один раз и связи с его смертью. Немало важных сведений по истории Сельджукидов имеется и в другом труде Ибн ал-Асира по истории атабеков Мосула. Наиболее ценными являются те известия Ибн ал-Асира, где он выступает как современник событий и передатчик рассказов очевидцев.

Важные сообщения по истории Сельджукского государства, почерпнутые в ряде случаев из не дошедших до нас памятников, сохранились в компилятивных сочинениях сирийских авторов - Михаила Сирийца (1126-1199) 13 и Григория (10) Абу-л-Фараджа Бар Эбрея (1226-1286) 14. Последний оставил сокращенный перевод своей сирийской хроники на арабский язык.

Особое место в историографии сельджукского периода занимает внук Ибн ал-Джаузи - Шамс ад-Дин Абу-л-Музаффар Йусуф ибн Кыз-оглу, больше известный как Сибт ибн ал-Джаузи 16. Его известное сочинение Мир"ат аз-заман фи та"рих ал-а"йан ('Зеркало времени в летописи знаменитостей') - это универсальная летопись от 'сотворения мира' до 1256 г., построенная по образцу труда его деда. В летописи сообщаются важнейшие события данного года, а затем в алфавитном порядке приводятся некрологические заметки о лицах, умерших в этом году, причем эти сообщения документируются на основании сведений из сочинений ат-Табари, Хилала ас-Саби, Гарс ан-Ни"ма, Ибн ал-Каланиси, Ибн ал-Джаузи, "Имад ад-Дина ал-Исфахани и Других авторов.

Ибн Халликан (1211-1282) пишет, что он 'видел в Дамаске список исторического труда Сибта ибн ал-Джаузи Mup"aт аз-заман, состоявший из сорока томов, каждый из которых был автографом' 17. К сожалению, большая часть томов этого сочинения утеряна и покамест изданы только восьмой том, излагающий события 495-654/1101-1256 гг. 18, и часть, посвященная времени с 448/1056-57 по 479/1086-87 г..

Одним из самых интересных повествовательных источников по истории Сельджукидов являются мемуары везира сельджукских султанов Махмуда и Мас"уда и халифа ал-Мустаршид би-ллаха - Ануширвана ибн Халида ибн Мухаммада ал-Кашани (ум. в 1138 г.). Эти мемуары были написаны на персидском языке и названы Футур заман ас-судур ва судур заман ал-футур ('Упадок времени везиров и везиры времени упадка'). Они охватывают период от царствования султана Малик-шаха (1072-1092) до смерти султана Тогрула II ибн Мухаммада (1134 г.). "Имад ад-Дин Мухаммад (11) ибн Мухаммад ал-Катиб ал-Исфахани (ум. в 597/1201 г.) перевел их на арабский язык, дополнил вводными главами о ранних Сельджукидах и дважды продолжил этот труд: первый раз - до времени перевода (1183 г.) и позже - до даты смерти последнего сельджукского султана Тогрула III (1194 г.). Это сочинение "Имад ад-Дин назвал Нусрат ал-фатра ва "усрат ал-фитра ('Помощь в усталости и убежище созданий'). Оно известно в единственной рукописи Национальной библиотеки в Париже и до сих пор не издано 20. Для читателей это сочинение, однако, доступно в сокращенном варианте, выполненном Абу Ибрахимом Фахр ад-Дином ал-Фатхом ибн "Али ибн Мухаммадом ал-Бундари ал-Исфахани (586-643/1190-1245) и названном Зубдат ан-нусра ва нухбат ал-усра ('Сливки 'Помощи" и избранное из 'Убежища"') 21. В предисловии к Зубдат ал-Бундари пишет, что он сохранит 'все исторические черты, все факты и даже лучшие перлы красноречия "Имад ад-Дина'. В. Р. Розен, проверив, как ал-Бундари выполнил свое обещание, на основе сличения фрагмента о поражении византийского императора Романа Диогена в битве при Малазгирте пришел к выводу, что 'действительно, ал-Бундари не пропустил ничего существенного, а ограничился лишь незначительными изменениями некоторых фраз'. В правление последних сельджукских султанов Ирака Арслана и Тогрула III появляются хроники на персидском языке по истории Сельджукидов, составленные лицами, состоявшими на службе у султанов. Автором одной из таких хроник - Селджук-нама - был наставник султана Арслана ибн Тогрула - Захир ад-Дин Нишапури (ум. в 1186 г.) 23. Рассказ о событиях в этом сочинении доведен до вступления на престол Тогрула III ибн Арслана (1177 г.) 24.

У этого султана находился на службе автор другого персидского сочинения по истории Сельджукидов - Абу Бакр (12) Наджм ад-Дин Мухаммад ибн "Али Раванди. Его труд Рахат ас-суду р ва айат ас-су рур ('Успокоение сердец и знамение радости') доводит изложение до 1199 г. Он основан в своей главной части (от возвышения Сельджукидов и до правления Тогрула III) на материалах Захир ад-Дина Нишапури, но для царствования Тогрула и событий после его смерти имеет самостоятельное значение 25.

Предлагаемое вниманию читателей сочинение Садр ад-Дина Абу-л-Хасана "Али ибн Абу-л-Фавариса Насира ибн "Али ал-Хусайни имеет на титульном листе рукописи название Ахбар ад-даулат ас-селджукиййа ('Сообщения о Сельджукеком государстве'), но во введении к тексту оно именуется Зубдат ат-таварих [фи] ахбар ал-умара" ва-л-мулук ас-селджукиййа ('Сливки летописей, сообщающих о сельджукских эмирах и государях') и в каталог рукопись вошла под этим названием 26.

Авторство Садр ад-Дина ал-Хусайни, его титул саййид и заглавие сочинения Зубдат ат-таварих подтверждают Камал ад-Дин Ибн ал-"Адим (1192-1262) 27 и "Ала" ад-Дин Джувайни (1225-1283) 28.

Последним событием, упомянутым в книге ал-Хусайни, является смерть атабека Узбека и прекращение династии Ильдегизидов в 622/1225 г. Но сообщение об этом находится в последней главе (по условной нумерации - 41-я). Эта глава, как и предшествующая, 40-я, производит впечатление позднейшего добавления. Они содержат краткие и отрывочные перечни - в главе 40 перечислены сельджукские султаны от Тогрула I до Санджара (пропущены Бёркийарук и малолетние султаны - Махмуд I и Малик-шах II), а в 41-й - их мамлюки, ставшие владетелями и основателями династий. Эти главы оторваны от основного изложения, и Кл. Каэн считает, что они были прибавлены позднейшим переписчиком 29. (13)

Уже при первом знакомстве с рукописью Зубдат ат-тавapux специалисты пришли к заключению, что это сочинение основано на трудах предшественников 30. Однако из источников, которыми пользовался автор Зубдат, можно точно определить лишь один - сочинение "Имад ад-Дина ал-Исфахани Нусрат ал-фатра. Автор Зубдат ссылается на Имад ад-Дина (лл. 436, 556), и сопоставление текстов позволило заключить, что для времени с 485/1092 по 547/1152 г. Нусрат ал-фатра является для него главным источником. 31

Правда, текст Зубдат ат-таварих свободен от риторических фигур и замысловатых иносказаний, свойственных садж"у (рифмованной прозе) "Имад ад-Дина, изложение в Зубдат сжато, внимание автора здесь сосредоточено почти исключительно на деятельности султанов и эмиров, характеристика везиров (основной сюжет источника "Имад ад-Дина - сочинения Ануширвана ибн Халида) занимает мало места, но содержание рассказов о событиях этих лет в обеих книгах совпадает и текстуальная зависимость от "Имад ад-Дина видна в Зубдат вполне отчетливо. Что же касается источников сочинения ал-Хусайни в части, посвященной ранней истории сельджуков, то здесь сравнение с текстами, дошедшими до нас, не позволило установить, какие сочинения были использованы.

Кроме "Имад ад-Дина ал-Исфахани, ал-Хусайни не называет авторов сочинений, упоминая лишь 'Книгу о достоинствах', везира Низам ал-Мулка (л. 40а), не известную нам из других источников.

Кл. Каэн предполагает, что Зубдат ат-таварих ахбар ал-умара" ва-л-мулук ас-селджукиййа - сложная компиляция, в создании которой отразился труд трех (или, по меньшей мере, двух) составителей. "Али ибн Насир ал-Хусайни является составителем лишь первой части, возникшей около 560/1164 г. Автором части, посвященной событиям после 547/1152 г., является неизвестное по имени лицо. Этот автор жил на северо-западе Ирана и располагал оригинальной информацией. Возможно, он был близок к окружению султана Тогрула III ибн Арслан-шаха 32.

Предположения Кл. Каэна относятся к вопросу о вероятных источниках Зубдат ат-таварих. Рассматривая же книгу в целом, отметим, что она объединена замыслом ее составителя - представить вкратце историю Сельджукидов со (14) времени возникновения их державы и до гибели последнего государя династии. На всем протяжении Зубдат эта цель составителя проведена довольно последовательно - 'вставных' рассказов в книге немного. Кроме того, во всем тексте книги наблюдаются общие черты в терминологии, а также в титулатуре султанов, везиров, эмиров и др., в частности, султаны и везиры именуются таковыми еще тогда, когда они не занимают престола или должности 33. Некрологические заметки, включенные в Зубдат, касаются почти исключительно султанов. Как видно, составитель книги не ограничивался механическим объединением сообщений своих источников, а отбирал и редактировал материал. В самом названии книги - Зубдат ('сливки', 'отборная часть') отразился ее 'жанр' - изложение избранных мест других сочинений. Составитель нашего памятника, вероятно, имел их под рукой, так как приводит немало дат. В одном случае, правда, дата одного и того же события приведена по-разному: это год рождения султана Санджара (на л. 37а указан 477 г. х., на л. 69а - 479 г. х.). Но противоречивых сообщений из-за механического объединения сведений разных источников в Зубдат почти нет. Не лишено вероятности, что составление и редактирование Зубдат ат-таварих на основе различных источников в том виде, в котором книга дошла до нас,- плод труда одного лица. Мог ли быть этим составителем и редактором нашего памятника названный в начале книги Садр ад-Дин Абу-л-Хасан "Али ибн Насир ал-Хусайни? Ал-Хусайни известен нам как переписчик рукописи знаменитого сочинения ал-Газали Тахафут ал-фаласифа: из приписки выясняется, что он завершил эту работу 25 раби I 555 г. х. (5 апреля 1160 г.) 34. Кроме того, известно, что некий саййид Садр ад-Дин, по всей вероятности, идентичный ал-Хусайни, был автором недошедшей до нас книги Ta"pux-u хорезмшахи 35. Такой труд был скорее всего предпринят в пору могущества государей из династии хорезмшахов, не ранее 70 годов XII в. Поэтому предположение о принадлежности Али ибн Насиру ал-Хусайни лишь первой (15) части Зубдат не является, по нашему мнению, единственно вероятным. Не исключается, что ал-Хусайни, переписав в молодости сочинение ал-Газали, уже на склоне лет составил хронику Сельджукидов, доведя ее до 590/1194 г. Черты компиляции, как мы видели, выражены ярко именно в первой части Зубдат; что же касается второй, то здесь составитель располагал сообщениями современников событий, а возможно, и собственной информацией. Две последние главы книги носят характер позднейшего добавления и, даже если признать Садр ад-Дина автором второй части книги, ему не принадлежат.

Не являясь оригинальным источником во всех своих частях, Зубдат ат-таварих тем не менее содержит много важных и интересных сведений, отсутствующих в других источниках по истории Сельджукидов. Особенно ценны известия Зубдат для восстановления событий второй половины XII в.- Периода, названного В. В. Бартольдом 'самыми темными (Страницами мусульманской истории'. Мы встречаем у ал-Хусайни уникальные известия об атабеках Азербайджана из династии Ильдегизидов и их взаимоотношениях с сельджук-скими султанами, свидетельства о грузино-ширванском союзе против атабеков и сельджукских военных сил. Для истории Закавказья и Северного Ирана конца XII в. сочинение ал-Хусайни- один из основных источников, наряду с трудами Имад ад-Дина ал-Исфахани, Ибн ал-Джаузи, Ибн ал-Асира, Раванди. Для этого периода данные Садр ад-Дина представляют собой информацию 'из первых рук'. Однако и первая часть Зубдат, являющаяся безусловной компиляцией, содержит известия, не имеющие прямых параллелей в других памятниках, в частности ценные сведения о войнах Алп-Арслана в Закавказье, а также сообщает иногда подробности событий, как, например, в описании сражения при Малазгирде в 1071 г. Поскольку Зубдат ат-таварих - сочинение, основанное на различных материалах, отношение его составителя (и вероятного автора второй части) к событиям и его взгляды проявляются своеобразно. Наблюдения над текстом позволяют выявить лишь преимущественные интересы автора и отдельные особенности изложения. Внимание ал-Хусайни на протяжении всего сочинения обращено главным образом на действия султанов. О везирах он пишет сравнительно немного, Здесь его привлекают лишь выдающиеся фигуры, такие, как Низам ал-Мулк, ад-Дарказини, везир халифа "Аун ад-Дин. Что касается эмиров и местных владетелей, то освещение их деятельности порою занимает значительное место, но речь идет лишь о тех из них, кто оказывал влияние на судьбы государства и династии. Ал-Хусайни обходит события, связанные (16) с религиозными конфликтами 36: у него очень мало сведений об исмаилитах, о столкновениях между различными религиозными группировками и представителями различных мазхабов в городах. Иначе говоря, ал-Хусайни редко отклоняется от основной линии изложения - истории династии 37.

Следует отметить также отличие в структуре и в сюжетах повествования между первой и второй частями Зубдат. Первая часть, излагающая историю 'Великих Сельджуков' до Санджара включительно, а также историю современников Санджара - сельджукидов Ирака, занимает около половины всей рукописи (53-54 листа из 112), но она разделена на 30 глав. Большая часть этих глав содержит рассказы об отдельных эпизодах деятельности султанов, некрологические заметки о них, но встречаются и отступления - сообщения о смене халифов (как правило, они не выделены в отдельные главы), глава о "амиде Хорасана Мухаммаде ибн Мансуре ан-Насави -единственная, повествующая об одном из крупных чинов, и др.. О событиях царствований последних сельджукских султанов ал-Хусайни пишет в виде связного повествования, и каждая глава представляет собой рассказ о главных политических и военных конфликтах царствования, причем на 50 листов рукописи приходится всего 9 глав и изложение не производит впечатления отрывочности. Такое различие в структуре обеих частей Зубдат ат-таварих, разумеется, следствие разницы в характере информации, которой располагал составитель.

История изучения Зубдат ат-таварих связана с деятельностью ряда востоковедов. Первую заметку о сочинении опубликовал в 1886 г. М. Т. Хаутсма, получивший копию рукописи от В. Райта 38. По просьбе В. Р. Розена В. Райт прислал ему несколько извлечений из сочинения ал-Хусайни, в том числе рассказ о поражении Романа Диогена в битве при Малазгирде 39. В. Р. Розен и М. Т. Хаутсма высказывали пожелание, чтобы В. Райт, переписавший рукопись, издал (17) ее, но, насколько известно, он не предпринял подготовки издания. Сам М. Т. Хаутсма - издатель 'Сборника текстов, относящихся к истории Сельджукидов', выросшего в серию публикаций, отказался от издания Зубдат и мотивировал свой отказ тем, что сочинение ал-Хусайни ничего нового по-истории Сельджукидов не дает, за исключением сведений о 'последних годах существования Иракского сельджукского султаната, а весь остальной материал сочинения - сокращение труда "Имад ад-Дина ал-Исфахани 40. В 1908 г. было издано сочинение Ибн ал-Каланиси по истории Дамаска, но важное и для истории Сельджукского государства в целом. Его издатель X. Ф. Амедроз в примечаниях использовал материал неизданных сочинений, в том числе и труда ал-Хусайни 41.

Текст сочинения детально исследовал немецкий ориенталист К. Зюссхейм, опубликовавший работу о нем 42 и объявивший о намерении издать текст ал-Хусайни и немецкий перевод его 43. Однако впоследствии это намерение К. Зюссхейма не было осуществлено.

Сочинение Садр ад-Дина ал-Хусайни впервые издал профессор Пенджабского университета в Лахоре Мухаммад Икбал в 1933 г. 44. При подготовке текста М. Икбал использовал кроме рукописи Британского музея труд "Имад ад-Дина ал-Исфахани в сокращении ал-Бундари, но там, где изложение ал-Хусайни не связано с "Имад ад-Дином, издателю пришлось довольствоваться при исправлении текста вероятными конъектурами. Следует отметить, что они вносились с большой осторожностью. Чтение имен собственных и географических наименований исправлялось на основе текста других изданных источников, и при этом приводился вариант рукописи, но иногда имена и названия оставлены без исправлений из-за отсутствия данных.

В 1943 г. профессор Анкарского университета Неджати Лугал предпринял перевод сочинения Садр ад-Дина ал-Хусайни на турецкий язык 45. В этом переводе, выполненном по изданию М. Икбала, стихотворные включения оставлены (18) без перевода, допущен ряд неточностей в передаче имен собственных и географических названий.

Материалы сочинения ал-Хусайни широко использованы в работах В. Ф. Минорского 46, Р. К. Кикнадзе 47, Н. Н. Шенгелия 48, К. Э. Босворта 49 и других исследователей. Автором этих строк опубликован перевод сообщений ал-Хусайни, относящихся к истории взаимоотношений Грузии и Ширвана и государства атабеков Азербайджана 50.

Предлагаемый вниманию читателей перевод сочинения Садр ад-Дина ал-Хусайни на русский язык выполнен по рукописи Британского музея 51 с учетом издания Мухаммада Икбала. Памятник является ценным источником по истории государств Средней и Центральной Азии (Сельджукидов, Газневидов, Караханидов, хорезмшахов), Закавказья (государства атабеков Азербайджана, ширваншахов, Грузии), Ирана (государства атабеков Фарса, владения сельджукских эмиров и др.) и Ирака (Багдадского халифата, государства атабеков Мосула) и освещает события сравнительно мало изученного периода.

Арабские и персидские имена, термины и названия приведены в транслитерации согласно 'Правилам издания серии 'Памятники письменности Востока"', но без диакритических знаков и с отступлениями для некоторых терминов и названий, вошедших в обиход в старом написании. Тюркские имена переданы в соответствии с 'Древнетюркским словарем'.

* * *

Публикуемая книга является первым опытом перевода на русский язык полного текста источника по истории Сельджукского государства. Вероятно, к переводу Ахбар ад-даулат ас-селджукиййа будут обращаться не только востоковеды, которым доступны тексты сочинений по истории Сельджукидов на арабском и персидском языках, но и читатели, которых привлечет к книге интерес к прошлому народов Закавказья, (19) Средней Азии, стран Ближнего и Среднего Востока. В связи с этим представляется необходимым остановиться на вопросе о достоверности информации, содержащейся в труде Садр. ад-Дина ал-Хусайни.

Хотя автор книги пользовался источниками информации,. общими с Ибн ал-Асиром, использовал непосредственно книгу "Имад ад-Дина ал-Исфахани и, по всей видимости, сочинения других авторов, в его труде в большей мере, чем в сочинениях указанных авторов, встречаются сведения, восходящие в конечном итоге к устной традиции. Речь идет не только о рассказах первых глав книги, повествующих о Токаке и Селджуке: в данном случае и другие арабские и персидские историки воспроизводили сказания, дошедшие в устной передаче. Легендарные сообщения нашли отражение в рассказах о завоевательных походах сельджукских султанов. Алп-Арслана и Малик-шаха в Закавказье и византийские Нападения (ар-Рум). Нельзя, в частности, принимать на веру сообщение о массовом принятии ислама христианским населением двух округов страны ар-Рум (л. 23а), рассказ о. встрече со стариком, обращенным в ислам во времена халифа ал-Му"тасима, т. е. за 240 лет до описанных событий (л. 27а). Если в этих сообщениях можно предполагать лишь преувеличение и видеть в их основе какие-то реальные факты, то известия о двух крепостях в округе Шаки, построенных из 'железных плит, скрепленных медными гвоздями' (л. 25б), о завоевании города, в котором жил Нимруд (л. 27а), следует признать явно легендарными. Следует заметить, что подобные рассказы стоят рядом с сообщениями, достоверность которых не вызывает сомнений. Определенное влияние устной традиции ощущается и в сообщении о победе Алп-Арслана при Малазгирте (глава 13). Здесь и в сообщении о действиях Малик-шаха (л. 41а) проявилось стремление автора прославить успехи сельджуков в борьбе с Византией - важнейшим оплотом христианства.

В книге ал-Хусайни встречается также беглое, упрощенное изложение событий. Так, описание междоусобной борьбы после смерти султана Малик-шаха неполно и содержит отдельные неточности. Рассказ о правлении султана Санджара (глава 30) также отрывочен и не свободен от ошибок в изложении, обнаруживающихся при сопоставлении с другими источниками. Создается впечатление, что для автора события до 30-40-х годов XI в. были 'делами давно минувших дней', о которых он считал возможным сообщать сравнительно кратко. Лишь для периода правления султанов Тогрула (1132-1134), Мас"уда (1134-1152) и последующих султанов и атабеков Илдегизидов изложение ал-Хусайни достаточно подробно, хотя и здесь жанр Зубдат не доставлял автору (20) возможностей столь подробного описания событий, .какое мы встречаем у Ибн ал-Асира, излагавшего их погодно.

Неполнота и фрагментарность сообщений ал-Хусайни и наряду с этим отсутствие шереводов основных источников по истории Сельджукского государства побудили нас включить в комментарий не только ссылки на известия о тех же событиях в разных источниках, но и переводы отдельных извлечений из трудов Ибн ал-Асира, Сибта Ибн ал-Джаузи и других средневековых авторов, в том числе и неарабских. Это привело к некоторому расширению объема комментария, который помимо других задач имел целью обратить внимание читателя на свидетельства, дополняющие рассказы Садр ад-Дина и, при необходимости, оценить их полноту и достоверность.

Текст воспроизведен по изданию: Садр ад-Дин Али ал-Хусайни. Ахбар ад-даулат ас-сельджукийа. М. 1980



САДР АД-ДИН АЛ-ХУСАЙНИ

СООБЩЕНИЯ О СЕЛЬДЖУКСКОМ ГОСУДАРСТВЕ, СЛИВКИ ЛЕТОПИСЕЙ, СООБЩАЮЩИХ О СЕЛЬДЖУКСКИХ ЭМИРАХ И ГОСУДАРЯХ

(л. 1б) Во имя Аллаха, милостивого, милосердного! Господь наш, сопроводи нас своею милостью и устрой для нас в нашем деле прямой путь!

Рассказал эмир саййид великий и почитаемый имам Садр ад-Дин Абу-л-Хасан "Али сын почитаемого имама саййида мученика за веру Абу-л-Фавариса Насира ибн "Али ал-Ху-сайни, да благословит его Аллах, в своей книге, которую он назвал Зубдат ат-таварих [фи] ахбар ал-умара" ва-л-мулук ас-селджукиййа.

[ГЛАВА 1.]

Рассказ [о начале выступления сельджуков]

Первый из них, кто принял ислам, был эмир Токак 1, а Токак на тюркском языке [означает] 'железная стрела'. Токак был муж доблестный и обладал предусмотрительностью и умением управлять. Владыка (малик) тюрок вручил ему бразды правления, а [сам] сиял, лишь [отражая свет] от светильника его мысли и распорядительности. Владыку тюрок звали Йабгу 2. Однажды он собрал свои войска для похода в страны ислама. Эмир Токак удерживал его от этого, но владыка тюрок Йабгу выказал противодействие. Тогда Токак, продолжая настаивать на своем, ударил владыку тюрок по лицу 3. Владыка приказал схватить его и заковать в цепи. Эмир Токак укрепился [и своей решимости] и стал искать защиты [у Аллаха].

[Люди Йабгу] ушли от Токака и отвели владыку в его жилище, где он укрылся, словно гиена и логове, и стал сомневаться в своем замысле и в своем распоряжении. Он решил пойти в дом эмира Токака и снискать его расположение.

Владыка тюрок Йабгу скрывал и душе раздражение (л. 2а) до самой кончины эмира Токака. но когда эмир Селджук - сын эмира Токака достиг зрелости, владыка тюрок вручил ему командование войском (имарат ал- джайш) [24] и дал ему титул сю-баши - это на их языке значит 'предводитель войск' 4.

Жена владыки тюрок часто побуждала своего мужа к тому, чтобы он остерегался эмира Селджука ибн Токака, и запрещала мужу давать ему волю и укреплять его силу. [Эта] женщина не скрывалась от эмира и однажды сказала своему мужу: 'Царство - бесплодно 1а, оно не терпит соучастия. Родник царства не будет для тебя чист, пока ты не убьешь Селджука, и утро твоего государства не засияет, если ты не дашь ему испить из чаши смерти. [Ведь] он скоро вытеснит тебя из твоей столицы и постарается погубить тебя' 5. Это [было сказано так], что Селджук видел и слышал, и эмир Селджук оседлал коня и направился со своими конными и пешими войсками в страну ислама 6 и был осчастливлен принятием ханифитского [толка] веры 7.

Он избрал [для поселения] области Дженда, изгнав оттуда "амилей, [посланных] безбожными 8, и утвердился там.

Эмир Селджук жил сто лет 9. Однажды ночью он увидел во сне, что мочится на огонь, искры которого рассыпаются в стороны востока и запада Земли. Он спросил [об этом] толкователя, и тот ответил: 'В твоем роду появятся цари (мулук), которые завладеют дальними странами'.

Эмир Селджук умер в Дженде и оставил после себя сыновей-эмира Мика"ила, эмира Мусу, эмира Йабгу-Арслана, которого звали Исра"илом 10. Местом поселения этих эмиров были Мавераннахр и местность иод названием (л. 2б) Нур-и Бухара 11.

Эмир Мика"ил ибн Селджук находился на службе у султана-гази Йамин ад-Даула Абу-л-Касима Махмуда ибн Себюк-Тегина 12 - да будет Аллах милосерден в прощении его грехов!

Случилось так, что, когда султан Йамин ад-Даула Махмуд ибн Себюк-Тегин на пути в Бухару переправлялся через реку Джейхун, чтобы прийти на помощь Кадыр-хану, он встретил поселения племени, известного под названием 'ал-кынык', и его шатры. Ему показалось, что их число велико, а количество скота - несметно, и он испугался неприятностей и стал остерегаться ущерба [от них]. Он призвал к себе их предводителя эмира Мика"ила ибн Селджука и приказал ему уйти с его семьей и его племенем в Хорасан 13.

Эмир Мика"ил выказал непокорность и не пожелал переселяться. Это вызвало гнев султана Йамин ад-Даула Махмуда ибн Себюк-Тегина, н он приказал схватить его и знатных [25] лиц его племени (каум). Он повелел также выселить его соплеменников силой. Тогда хаджиб Арслан 14 сказал: 'Я вижу, что эти люди обладают силой и мощью. [Мой] совет - отрезать большой палец каждому из них, кто переправится [через реку], чтобы обезопасить [себя] от их вреда и не бояться их вероломства'. Тогда султан сказал ему: 'Как можно совершить такое с мусульманами, которые не совершили явного преступления? Поистине ты совершенно бессердечен!'. И когда они переправились через реку и расселились в Хорасане, султан Махмуд ибн Себюк-Тегин освободил эмира Мика"ила и с почетом отправил (л. 3а) его к ним.

[Мика"ил] стал близким к "амиду Хорасана по имени Абу Сахл 15. "Амиду он подарил трех скакунов, десять верблюдов бухти и триста голов овец и просил его поселить их (сельджуков) на одном из пастбищ Хорасана. "Амид разрешил им поселиться на пастбище Данданакан 16, и они поселились там.

В [месяце] раби" II 422 1б года скончался султан-гази Йамин ад-Даула Абу-л Касим Махмуд ибн Себюк-Тегин-да смилостивится над ним Аллах! Он сожалел о том, что поселил в своей стране тюрок - спутников потомков Селджу-ка. Он опасался их и был недоволен тем, что [они заняли] это место 17.

Когда умер султан Махмуд, властителем стал его сын Абу Са"ид Мас"уд ибн Махмуд ибн Себюк-Тегин. Он послал против них (тюрок) войска из Газны, которые напали на них. Тюрки были разбиты: часть их была захвачена в плен, многие убиты. Был схвачен их главный предводитель, которого называли эмиром Йабгу-Арсланом, а его [родовое] ими [было] Исра"ил ибн Селджук. Его отправили в Газну и заточили в одной из крепостей, где он и умер. После него осталось два сына - одним из них был Куталмыш 18.

После этого они (тюрки) хотели умилостивить Мас"уда, но он не стал благосклонен к ним, они просили помощи, но он не оказал ее им. Тем временем их заложников удерживали, и их тюрьма оставалась крепкой. Они пили из чаши отчаяния, среди них возникла вражда, и на них стал посягать даже тот, кто не был в состоянии защитить себя. А султан Мас"уд инбн Махмуд ибн Себюк-Тегин направил к ним шихна (л. 3б) Туса, чтобы прогнать их стада 19.

После этого умер эмир Мика"ил ибн Селджук, оставив сыновей - эмиров [Эрташ]-Йабгу, Чагры-бека Да"уда 20 и Тогрул-бека Мухаммада. И [их] племена, [и другие] тюрки сплотились вокруг Тогрул-бека, который был старшим из сыновей своего отца 21.[26]

Когда султан Мас"уд ибн Махмуд ибн Себюк-Тегин услышал, что их могущество возросло и они стали завладевать страной, он, словно вихрь, двинулся на них и прибыл в Нишапур 22. Его везир сказал ему: 'Склони [на свою сторону] сердца сельджуков деньгами и подарками и соблазни их Насой и ее округами, рибатом Фаравы и другими [местностямн]'. Султан Мас"уд ибн Махмуд обвинил везира в склонности к сельджукам и заковал его в цепи.

Затем султан снарядил войско, назначил его [сипах]саларом салара Бектогды-хаджиба23 и послал против сельджуков. Когда войско приблизилось к ним, сельджуки обратились в бегство, покинув свои шатры, утварь и имущество на месте стоянки, и укрылись в пещерах и ущельях. А в то время как войска султана Мас"уда ибн Махмуда грабили это имущество, сельджуки вышли из мест укрытия, засыпали их стрелами и пустили в ход клинки. Войско султана было разбито и бежало в Нишапур 24.

Затем прибыли посланцы эмиров, и везир стал просить у султана милости. Султан послал [к сельджукам] кади [Абу Насра] ас-Сини и оказал им честь, [одарив] почетными одеждами и [передав] им области. Область Дихистана он выделил эмиру Чагры-беку Да"уду (л. 4а), а область Фаравы - Йабгу, и каждого из них титуловал дихканом 25.

Однако они отнеслись с пренебрежением к послам и почетной одежде 26. А Тогрул-бек сказал своему катибу: 'Отпиши султану, что ответом ему будет [только] "даруешь"'. И тот написал в конце письма: 'Скажи: ,,О Боже, царь царства! Ты даруешь власть, кому пожелаешь, и отнимаешь власть, от кого пожелаешь, и возвеличиваешь, кого желаешь, и унижаешь, кого желаешь. В Твоей руке - благо: Ты ведь над каждой вещью мощен!"'1г. И удивились люди его словам.

Когда письмо прибыло к султану, он оставил эмира с 3 тысячами конных [воинов] в Нишапуре в подчинении [са-хиб-дивана 27 Абу-л-Фадла ас-]Сури и приказал ему расходовать на них [суммы] из хараджа Нишапура и его округов. Затем, в субботу 19 зу-л-ка"да 426 года 1г султан направился в Герат, а потом выехал в Балх, где передал должность эмира хаджибов Сю-баши 28.

После этого стали прибывать к султану письма [ас-]Сури. [В них он сообщал], что сельджукские эмиры не допускают к себе сборщиков хараджа. Но султан не обратил внимания [на весть] и пренебрег этим 29.

Затем султан направил эмира хаджибов Сю-баши с 10 тысячами всадников в Хорасан и приказал "амиду [ас-]Сури [27] обеспечить его войска 30. После этого в субботу в начале раджаба 427 года 1д султан выехал из Балха, направляясь в Газну. В праздник жертвоприношения 31 он был в Газне. Здесь он передал управление Индией своему сыну эмиру Мадждуду, а другого сына, Маудуда, снарядил в Балх, поручив ему управление Балхом и Тохаристаном 32.

(л. 4б) Султан выехал из Газны и 4 мухаррама 428 года 1е прибыл в Текинабад. Затем он назначил Шах-Малика ал-Джанди 33 правителем области Хорезма, и тот направился в Хорезмскую страну. Здесь его встретил Исма"ил 34 - сын хорезмшаха, и они вступили в борьбу друг с другом. Война между ними продолжалась два месяца. Исма"ил был разбит и нашел убежище у сельджукских эмиров.

После этого "амид Абу Сахл ал-Хамдуни вместе с Таш-Фаррашем отправился в Исфахан во главе войск, которые [числом] могли бы заполнить землю и разместиться по всей се длине и ширине. Малик "Ала" ад-Даула Абу Джа"фар [Мухаммад ибн Каку] был разбит этими войсками, а его казна и дворец разграблены 35.

Шайх ал-хаким Абу "Али Ибн Сина 36, да смилостивится над ним Аллах, был везнром "Ала ад-Даула. Воины Таш-Фарраша разграбили библиотеку Абу "Али Ибн Сины, н большая часть его сочинений и книг была перевезена в книгохранилище Газны. [Книги] находились здесь до тех пор, пока их не сожгли слуги 'владетеля гор' ал-Хусайна ибн ал-Хасана 37.

[ГЛАВА 2.]

Сбор войска Сю-баши для похода против сельджукских эмиров

После [описанных событий] везиры и эмиры стали упрекать султана в том, что он мало заботился о Хорасане и пренебрег делом сельджукских эмиров. Это, [мол], придает им смелости и побуждает их посягать на владение Газны 38. Тогда султан снарядил войско и назначил его предводителем Сю-баши. Однако тот был труслив, как воробей, и остался на некоторое время в Нишапуре. Все дороги были перекрыты (л. 5а), и прекратилась [доставка] припасов караванами, из-за того что на окраинах [царило] замешательство, а другие местности были захвачены сельджукскими эмирами.[28]

Когда эмир Чагры-бек узнал о том, что мусульмане испытывают затруднения из-за повышения цен [на продукты], он вернулся в степь Баварда 39, сменив стесненную жизнь на счастье и благополучие.

Султан Мас"уд ибн Махмуд ибн Себюк-Тегин намеревался отправиться в Хорасан, но ему помешал [сделать это] недостаток корма [для коней]. Зимний сезон он провел в Бусте и Текинабаде, а Сю-баши укрылся в Герате 40.

Затем эмир Чагры-бек неожиданно совершил набег на Мерв и остался там. Сю-баши с огромным войском за три дня добрался до Мерва. Эмир Чагры-бек потерпел поражение и отступил к Андхуду н Шабуркану. Па пего напал эмир Гузганана, но Чагры-бек разбил его и рассеял его войска. После поражения эмир Гузганана был найден убитым 41. Когда весть об этом дошла до слуха Сю-баши, он потерял покой и сон н страна для него стала тесной.

Войска сельджуков распространились во все стороны Хорасана. Сю-баши 2а стал засыпать султана письмами, наполненными мольбами о помощи. Султан ответил Сю-баши: 'Я назначил тебя в области Хорасана, чтобы ты отгонял птиц от его пальм и мух от его меда. Объезжай Хорасан, как [должно] объезжать вали, и тогда подданные тебе покорятся, как парша тому, кто мажет мазью!' 42.

Сю-баши прошел в Нишапур, но там нельзя было найти провизии ни днем ни ночью, и он отправился в Дихистан, оставив (л. 5б) в Нишапуре человека, которого называли ал-хаджиб Ма"руф 43. Этот чисто вымел Хорасан метлой поборов и не оставил ни у кого даже десятой доли урожая.

Сю-баши написал султану: 'А затем. Эти сельджукские эмиры такие люди, что лезвия их мечей так же [остры], как их языки. Острые мечи открывают для них укрытия в земле и [недоступные] чащи. А тебя отвлекли от того, чтобы подстричь им когти в начале их дела, твоя любовь к вину, музыке и пению. Государство стало дряхлым, и нет средств, чтобы лечить того, кого постигла старость. Вред твоих советчиков - их слово, и для тебя [было бы] похвальнее оглохнуть, [чем слушать их]. Зло при появлении-невелико, а скакуна [сразу] видно по его бегу. Недостоин быть государем тот, кто увлечен прозрачностью вина в кувшине и тем, что подпевает певцам. Сельджуки - это люди, сердца которых укрепились и воспитались в сражениях. Они издавна были в числе наших немощных мамлюков, но Карун был из народа Мусы - благословение Аллаха над ним!-а затем покушался на него 2б. Они-бродяги, хотя их имущество [29] обильно. Они не обращают внимания на смерть и гибель, которые грозят им. От копий и стрел [в их руках] пути к ним [стали] тесны. У них есть герои, которые приветствуют 44 смерть, как будто они не из рода людского'.

Когда султан прочел послание Сю-баши, он пришел в смятение и обеспокоился. Затем факихи Мерва запросили у сельджукских владык (мулук) 2в гарантии безопасности, и в те удовлетворили просьбу законоведов, оказав им помощь, и [стали] оберегать их под крылом правосудия 2в и справедливости.

Тогрул избрал для себя Нишапур, Чагры-бек Да"уд- Мерв и то, что [расположено] за горным проходом (л. 6а). В первую пятницу раджаба 428 года 2г жители Мерва провозгласили хутбу с именем Чагры-бека 45.

Когда засияло лицо весны, Сю-баши оседлал коней, чтобы двинуться на Мерв, а затем в Мерв прибыл малик Чагры-бек и обратился к его жителям; 'Что с вами и каковы паши мысли [о том, что происходит] ?'. И все ответили тем, что его обрадовало, проявив свое повиновение и любовь, и он выступил из Мерва. Оба отряда встретились у ворот Сарахса, и в понедельник 6 ша"бана 428 года 2д, едва успело взойти солнце, как [войско] Сю-баши было разгромлено 46. [Сам] Сю-баши спасся [бегством] в Герат. Малик Чагры-бек Да"уд преследовал его до среды 2е и возвратился победителем в Тус, где его встретили вельможи Нишапура 47. Там он отдыхал несколько дней. [После этого] Тогрул-бек принял лакаб ас-Султан ал-му"аззам Рукн ад-Дунйа ва-д-Дин Абу Талиб 48.

Затем малик Чагры-бек направился в сторону Герата, и Сю-баши [снова] был разбит. Когда он добрался до Газны, султан обрушил на него гнев и 'бич наказания' 2ж и заставил его испытать унижение, не подняв перед ним завесу. Султан сказал ему: 'Ты погубил войска и сделал мутным источник,. [из которого черпались] доходы за три последних года. Дошло до того, что доход владений стал достоянием врагов победоносной державы'.

Сю-баши ответил: 'Как может врач обратить старца в юношу и каким образом смог бы путник превратить мираж в воду? У каждого государства [есть время] величия, и после каждого света наступает мрак. Для каждого дня - сноп люди, и у каждого времени-свой властитель. Я тот, кого ты назначил сю-баши и [оставил] между спрятавшимся [30] [в засаде] львом и бушующим морем. Если я направлюсь ко льву - он растерзает меня, а если окунусь в море - утону в нем. А позади меня - твой пылающий гнев: как только я отступлю - ты сожжешь меня! (л. 6б). А ты, о султан, мог шествовать по времени любым [путем] - ровным или бугристым, и когда тебе подчинилась держава, ты хотел в царстве части [чего-либо], а получал целое' 49.

Тогда султан собрал свои войска, которых было так много. что если бы они метнули [стрелы] в опоры века, то те обрушились бы, а если бы стали грозить движению времени, оно пустилось бы бегом. У султана было сто слонов, подобных горам, устремившимся ввысь. Он раскрыл двери сокровищниц и выдал своим войскам запасы денег и [после этого] прибыл в округ Балха, закрыл ворота [крепости] и приготовился к сражению 50.

Малик Чагры-бек Да"уд устремился в округ Балха и осадил султана в Балхе. Он бросился на войска Газны словно хищный орел. Воспользовавшись оплошностью жителей, однажды ворвался в Балх с [небольшим] отрядом своих гулямов и всадников и увел самого большого слона, стоявшего у дверей султанского шатра 51, вместе с его погонщиками.

Султана одолела забота, отнявшая у него покой: как только он выйдет из города, малик Чагры-бек 2з и Йабгу ждут его с войсками неподалеку, а если султан останется в городе, то Чагры-бек и 2з его войска окружат его там. И султан пребывал в таком положении в течение полных двух лет.

Наконец в начале рамадана 429 года 2и султан отошел от Балха. С ним было 100 тысяч всадников, нс считая личной гвардии и [разного] сброда. Он прошел в Гузганан и, схватив тамошнего вали, назначенного сельджуками, казнил его и склонил [на свою сторону] подданных 52.

А малик Чагры-бек шел вслед [за султаном] до тех пор, пока тот не прибыл в округ Мерва. Во время праздничных торжеств сюда же пришел и (л. 7а) Чагры-бек. Султан вышел ему навстречу, но Чагры-бек, [не приняв боя], укрепился в Сарахсе, где к нему присоединились султан Тогрул и йабгу. Султан "[Мас"уд], стучась в ворота примирения, направил к ним послов. Тогда ко двору султана прибыл эмир Йабгу и тот вручил эмиру почетные одежды, ослеплявшие взоры 53.

Султан Тогрул сказал малику Чагры-беку: '[Наши] люди не даруют султану мир и прощение, после того как была пролита кровь и в сердцах утвердилась злоба. У нас такие [31] всадники, что для них страна [стала] тесной, а у султана-такие войска, единственное убежище которых - бегство'.

Султан Мас"уд вернулся в Герат, а малик Чагры-бек [ушел] по дороге [к] Мерву, и с ним стал сражаться мервский сброд. Они семь месяцев не открывали перед ним ворот [города], а потом знатные лица Мерва пришли к Чагры-беку бледные, и он не оставил у них 'ни клыка, ни когтя'. Они бежали, рассеявшись на севере и на юге, и увидели воочию, что государство Мас"уда исчезло.

Когда эта весть дошла до слуха султана Мас"уда ибн Махмуда ибн Себюк-Тегина, в его сердце загорелся огонь злобы, и он, оставив Герат, направился к Нишапуру. Султан Тогрул бежал из Нишапура, а малик Чагры-бек разорил , окрестности Мерва и его селения 54.

Когда султан Мас"уд ибн Махмуд ибн Себюк-Тегин прибыл из Нишапура в Сарахс 55, он как-то ночью увидел сон, будто у него из глаза идет дым, а [сам] глаз разбит до крови. Он проснулся [той] ночью и заплакал, потеряв надежду [сохранить] свою жизнь и царство. Он понял, что государство прощается с ним, и желания покинули его (л. 7б).

Затем султан Мас"уд ибн Махмуд ибн Себюк-Тегин направился в сторону Мерва, и оба войска встретились у ворот Данданакана.

Султан думал, что малик Чагры-бек не устоит перед ним. А когда малик Чагры-бек выказал стойкость, султан раскаялся в том, что не предусмотрел этого затруднения. Среди султанских войск возникли раздоры, одна часть войск стала уничтожать другую, одни грабили имущество других..

Когда малик Чагры-бек увидел такое положение [войск султана], он бросился на них в то время, как они боролись и соперничали друг с другом, и копыта [его коней] ступали только по разбитым кольчугам и расколотым черепам.

Султан и его войска были разгромлены и бежали 56. Султан ускакал по дороге на Рудбар 57. С ним была только сотня всадников, и погоня преследовала его: один из всадников. малика Чагры-бека чуть не настиг его, но султан ударил его мечом, рассек на две части, и тот остался на дороге. Другие всадники Чагры-бека, видевшие это, отстали, прекратив преследование султана.

Малик Чагры-бек с его войсками в течение трех дней не сходил с коней и выжидал на месте [боя]. А когда [ему] перестали грозить бедствия перемен, он вошел в шатер султана Мас"уда ибн Махмуда ибн Себюк-Тегина и сел на его трон. Он разделил добычу между своими войсками, даровал своей стране [освобождение] от хараджа за один год, восстановил [разрушенные] селения и отпустил пленных 58. А султан [Мас"уд] перебрался в Газну.[32]

Сражение у ворот Данданакана произошло в четвер 8 рамадана (л. 8а) 431 года 2к

Когда султан прибыл в Газну, он назначил наследником престола своего сына Маудуда.

Вали Балха в это время был хаджиб Алтун-Таш 59.

[ГЛАВА 3]

Рассказ о том, что произошло между маликом Чагры-беком и султаном Маудудом ибн Мас"удом ибн Махмудом ибн Себюк-Тегином

Затем малик Чагры-бек направился в Балх и написал Алтун-Ташу: 'В Газне для тебя не осталось никаких надежд, и от твоего господина для тебя нет никакой пользы. Повернись вместе с веком, куда повернулся он; иди с помощью Аллаха [в ту сторону], куда он идет'. Однако Алтун-Таш не оказал почестей посланцам и письму и приказал заточить их.

Малик Чагры-бек расположился лагерем вокруг Балха, и между ними произошло жестокое сражение 60. Султан Мау-дуд двинулся с огромным войском из Газны в Балх, и передовые отряды Чагры-бека встретились с авангардом султана Маудуда. Войска Газны были полностью разгромлены. Хаджиб Алтун-Таш вынужден был повиноваться и перешел на службу к малику Чагры-беку, вступившему в округ Балха 61

[ГЛАВА 4.]

Рассказ об убийстве султана Масуда ибн Махмуда ибн Себюк-Тегина

Когда султан Маудуд с везиром Ахмадом ибн ас-Самадом по приказу своего отца направился в Балх во вторник 12 мухаррама 432 года 3а, султан Мас"уд освободил из крепости Нагар своего брата Мухаммада, которого он когда-то ослепил, [а также] его детей, жен и наложниц. Это (л. 8б) произошло в первое воскресенье сафара 432 года 3б. У Мухаммада был сын-калека по имени Ахмад и еще сыновья- "Абд ар-Рахман, "Абд ар-Рахим, "Умар и "Усман 62.[33]

После этого султан Мас"уд одарил своих племянников почетными одеждами и стал просить прощения у брата. И сказал ему Мухаммад: 'Ты - старейшина и вождь и 'заглавие свитка" [нашего] племени'. Он обрадовал его сердце ложью, [думая], что оно, может быть, утешится и проникнется доверием к этой речи.

Султан Мас"уд повез его в шелковом паланкине. Он собрал все сокровища хранилищ и крепостей и отправился в сторону земель Индии. С ним было 3 тысячи вьюков золотых монет ан-нишапуриййа, ал-харавиййа ('гератских'), ал-магрибиййа и ал-махмудиййа, множество серебра, драгоценных камней, одежды, посуды и иных [сокровищ] 63. Когда султан достиг Марикалы, гулямы позарились на эти богатства и в ночь на 13 раби" II 432 года 3в сговорились с Мухаммадом. Мухаммад взошел на престол государства, а своим на"ибом назначил сына-калеку Ахмада 64.

Приверженцы обоих братьев встретились [в сражении] во вторник, в середине раби II 3г. Султан Мас"уд был взят в плен и закован. Затем к нему вошел его племянник-калека и снял с его головы калансуву. Но его брат "Абд ар-Рахим прикрикнул на него, отнял калансуву, поцеловал ее, а затем (л. 9а) вновь надел на голову дяди. Таким образом [Мас"уд] избежал казни. Султана Мас"уда с его женой Сара-хатун - дочерью Кадыр-хана - отвезли в крепость этого округа под названием Гири. Мухаммад считал дозволенной казнь своего брата и стал подстрекать к этому своего сына-калеку. Они заточили Мас"уда в колодце и забросали его камнями 65.

А султан Маудуд ибн Мас"уд [в это время] находился на пути в Газну. Султан Мухаммад покинул свою страну и ушел с войсками, большую часть которых составляли наложницы, гулямы и старики. Когда оба войска сошлись [в сражении], знамена победы простерлись над султаном Маудудом. Он умертвил Мухаммада и его сыновей, за исключением "Абд ар-Рахима 66.

Это произошло в четверг 3 ша"бана 432 года 3д.

Султан Маудуд заложил [там] селение и рибат и назвал его Фатхабадом. Затем он направился в Газну.

Продолжительность правления султана Мас"уда ибн Махмуда ибн Себюк-Тегина до дня его убийства составила десять лет, два месяца и два дня, а правление его сына султана Маудуда длилось семь лет и десять месяцев.

Когда султан Маудуд окончил жизненный путь, его место занял "Абд ар-Рашид, [бывший] юным тираном 67.[34]

У султанов Газны был тюркский гулям по имени Тогрул-Базан. Он бежал от них и укрылся у сельджукских маликов. Те отправили с ним (л. 9б) войско, состоявшее из тюрок, но султан "Абд ар-Рашид уклонился от сражения с ним и бежал, укрывшись в одной из крепостей. Тогрул-Базан захватил ставки султана и эмиров и завладел престолом державы. Он женился на вольноотпущеннице Джалиле - одной из наложниц султана Мас"уда, принудив ее к этому силой. Он заставил султана "Абд ар-Рашида выйти из крепости и своей рукой убил его и его братьев Сулаймана и Шуджа". В одну ночь он сам казнил еще девять заложников - детей султана Мас"уда 68.

У султана Мас"уда был гулям по имени Ануш-Тсгин, который остался верным правам своего господина. Однажды он явился к тому проклятому смутьяну Тогрул-Базану и, встав у его изголовья, убил его самого и десять его слуг. Вызволив из крепости Фаррухзада - сына султана Мас"уда, он посадил его на трон державы. Это произошло в зу-л-ка"да 443 года 3е 69.

Со времени выступления Тогрул-Базана в 432 году и до-дня его убийства в 443 году он полностью распоряжался в Газне и ее округах от имени сельджукских маликов. Он взимал для них харадж в стране и передавал им то, что оставалось от расхода на его войска.

Фаррухзад отличался умом, справедливостью и щедростью.

(л. 10а) В правление Фаррухзада войска сельджуков добрались до пределов Буста, и он послал против них Ануш-Тегина - убийцу Тогрул-Базана. Войска сельджуков были разбиты 70.

Фаррухзад оставался у власти до субботы 16 сафара 451 года 3ж После Фаррухзада стал править его брат Ибрахим, сын султана Мас"уда 71. Он был умным и проницательным человеком, твердым в решениях. Он завоевал множество земель в Индии и этим оставил память о себе 72 О его уме [свидетельствует следующее]. Великий султан Джалал ад-Даула Малик-шах ибн Алп-Арслан, направляясь в Газну, остановился в Исфизаре 73. И вот султан Ибрахим написал эмирам Джалал ад-Даула Малик-шаха ибн Алп-Арслана [послания] и благодарил их за усердие. Он писал: 'Как хорошо то, что вы сделали, подготовив поездку султана к нам и решившись передать его нам. А за нами ваши права не пропадут, и мы не оставим без внимания вашей судьбы и ваших степеней'[35]

Он приказал ал-Фатху показаться султану, когда тот находился на охоте. Когда ал-Фатх проезжал мимо, султан приказал задержать его и спросил о письмах. Тот все отрицал. Тогда приказали его бить, и он передал письма султану. Султан стал думать, что его эмиры и слуги изменяют ему. Он отпустил ал-Фатха, но писем никому не показал и отправился в Исфахан 74.

Сын султана Ибрахима по имени Мас"уд женился на дочери султана Алп-Арслана, а затем (л. 10б) на дочери великого султана Джалал ад-Даула Малик-шаха ибн Алп-Арслана ибн Да"уда ибн Мика"ила ас-Селджуки - Джаухар-хатун. Плата за невесту была привезена из Газны в Исфахан. Эта хатун в Газне получила лакаб Махд ал-"Ирак (Колыбель Ирака) 75.

Время правления султана Захир ад-Даула Абу-л-Музаффара Ибрахима сына султана Насира ли-дини-ллаха Абу Са"ида Мас"уда сына султана-гази Иамин ад-Даула Абу-л-Касима ибн Махмуда ибн Себюк-Тегина составило 30 лет 3з. После его смерти на престол государства взошел его сын султан-гази "Ала" ад-Даула Абу-л-Музаффар Мас"уд [III]. Он следовал образу действии и обычаям своего отца. Его правление продолжалось с 481 года по 511 год 3и 76, как об этом будет сказано ниже в сообщении о великом султане Му"изз ад-Дине Санджаре ибн Малик-шахе ибн Алп-Арслане 77.

Когда Хорасан стал свободен от войск потомков Себюк-Тегина и здесь утвердились сельджукские малики, малик Чагры-бек водворился в Мерве и весь Хорасан стал подвластен [только] ему.

А султан Тогрул-бек отправился из Хорасана в Ирак, его призвал [туда] имам ал-Ка"им би-амри-ллах. Позже он овладел многими странами.

Затем они разделили земли между собой: Чагры-беку Да"уду ибн Мика"илу ибн Селджуку [достались земли] от Нишапура до Джейхуна и дальше - все, что ему удастся завоевать в Мавераннахре. Он завоевал Хорезм (л. 11а), Бухару и Балх. Ибрахиму ибн Йиналу, брату по матери султана Тогрула, стали принадлежать Кухистан и Джурджан, а Абу "Али ал-Хасану ибн Мусе ибн Селджуку достались Герат, Бушандж, Сиджистан и страна Гур. Все это произошло в 430 году 3к В этом году султан Тогрул-бек овладел Ираком 78.

Султан направил Шихаб ад-Даула Куталмыша ибн Исра"ила ибн Селджука в горные [области] Армении и Азербайджана [36] , и он овладел ими 79. Он отнял Мосул и соседние округа Дийар-Мудара у эмира арабов Курайша ибн Бадрана ибн ал-Мусаййиба ибн ал-Мукаллада ал-"Укайли 80

В 448 году 3л Эмир верующих ал-Ка"им би-амри-ллах женился на дочери малика Да"уда ибн Мика"ила 3м ибн Селджука м с уговором выплаты [выкупа] в сумме 100 тысяч динаров 81. Халиф одарил султана Тогрула семью почетными одеждами, надел на него ожерелье и браслеты и написал грамоту (катаба "ахдан) для пего на владение тем, что [находилось] под его властью и в хутбе назвал его 'султаном Востока и Запада' (султан ал-Машрик. ва-л-Магриб). Достоинство Тогрула возросло, его могущество увеличилось, его государство стало обширным 82.

[ГЛАВА 5.]

Столкновение Эмира верующих ал-Ка"има би-амри-ллаха и Арслана ал-Басасири и поход султана Рукн ад-Дина Абу Талиба Тогрул-бека ибн Микаила ибн Селджука на Багдад

Абу-л-Харис Арслан ал-Басасири в дни [правления] халифа ал-Ка"има би-амри-ллаха (л. 11б) был командиром тюрок. Басасир - это городок в области Фарс. Ал-Басасири обращался с Эмиром верующих ал-Ка"имом би-амри-ллахом властно, не соблюдал по отношению к нему никакого уважения и [не раз] заставлял его испытывать горькие чувства. И Эмир верующих ал-Ка"им би-амри-ллах обратился к султану Тогрул-беку за помощью 83.

В среду 14 зу-л-хиджжа 449 года 4а султан с непреклонной решимостью выступил из Хорасана с огромным войском. Когда он достиг пределов [области] Багдада, ал-Басасири бежал, пересекая простор пустынь, и остановился в ар-Рахбе, одном из городов аш-Шама. Владетель Египта ал-Мустансир 84 отправил ему почетные одежды и подарки. Вместе с ал-Басасири [в Багдаде"] находился ал-Малик ар-Рахим Абу Наср - внук "Адуд ад-Даула [Хусрау] из рода Бунайхидов. Ал-Басасири отступился от пего и оставил его [самого].

Султан Тогрул-бек прибыл в Багдад 25 сафара 450 года 4б. Он схватил ал-Малика ар-Рахима, отправил его в Рей и заточил [его] в крепости Табарак, где он и умер. [Так] закончилось [37] владычество рода Бувайхидов, продолжавшееся 127 лет 85.

Султан Тогрул-бек отправился вслед за ал-Басасири, покинув Багдад 25 раджаба 450 года 4в Когда султан Тогрул-бек достиг Нисибина, его брат. по матери Ибрахим ибн Йинал отделился от него и возвратился в Ирак. С ним из войска ушли (л. 12а) храбрецы, [подобные] львам из логова. Из Нисибина султан бросился вслед за ним. Пока султан Тогрул-бек достиг Хамадана, силы Ибрахима увеличились и дело его окрепло. Султан Тогрул-бек в Хамадане оказался [в положении] осажденного, а к Ибрахиму собирались войска.

Султан Алп-Арслан находился в Сиджистане, когда к нему прибыло письмо от его дяди султана Тогрул-бека. Тот писал: 'Мой брат оспаривает мое право и старается посеять вражду в моем государстве. Я вынужден прибегнуть к твоей помощи и [просить] поддержки'. Султан Алп-Арслан через пустыню за десять дней перебрался из Сиджистана в пределы Ирака и прибыл в ставку султана Тогрула. Утром 19 джумада II 451 года 4г они подготовили войска к битве. А когда наступил полдень, султан Алп-Арслан схватил Ибрахима ибн Йинала и доставил пленного к трону своего дяди султана Тогрула. [После этого] султан Алп-Арслан с полным успехом, живой и здоровый отправился в Хорасан. Ибрахим ибн Йинал был казнен в среду [того же] 19 джумада II 451 года 86.

Когда ал-Басасири услышал о соперничестве, возникшем между султаном Тогрулом и его братом по матери Ибрахимом ибн Йиналом, он возвратился в Багдад. С ним был Курайш ибн (л. 12б) Бадран ибн ал-Мусаййиб ибн ал-Мукаллад ал-"Укайли - султан арабов, носивший лакаб "Алам ад-Дина (Знамя веры). Они вошли в Багдад в субботу в середине шаввала 450 года 4д.

В Багдаде не было войск, однако багдадская толпа вступила в сражение с ал-Басасири.

Халиф ал-Ка"им би-амри-ллах сидел верхом на сером муле во дворе своего дворца. С ним находился его везир ра"ис ир-ру"аса" [Ибн Маслама]. Курайш ибн Бадраи постучал молотком в ворота и крикнул Эмиру верующих ал-Ка"иму би-амри-ллаху: 'Выходи, о шариф ! Не губи сам себя-ты в безопасности!' [При этом] он [даже] не назвал халифа 'Эмиром верующих'! 87.

Ал-Ка"им выехал, и эмир Мухариш ал-"Укайли отвез его в крепость ал-Хадисат 88. А везира посадили на осла, и за ним [38] следовал один еврей: этот еврей бил его по лицу, дергал его за бороду и приговаривал: 'Маулана, подпиши этот указ !'. Затем везир был казнен 89. В пятницу 21 шаввала 450 года 4е в Багдаде провозгласили хутбу с именем владетеля Египта ал-Мустансира би-ллаха ал-"Убайди. Черные одежды были сняты н надеты белые, были отчеканены динары с его лакабами. Эта смута в Багдаде длилась до шаввала 451 года 4ж.

Когда был казнен Ибрахим ибн Йинал, султан Тогрул направился в сторону Багдада. Он написал "Алам ад-Дину Курайшу ибн Бадрану и обязал его возвратить Эмира верующих в халифский дворец, и ал-Ка"им би-амри-ллах (л. 13а) в понедельник 11 зу-л-ка"да 451 года 4з прибыл в Город мира, и султан Тогрул с войсками встретил его. Едва султан увидел шатер [халифа], он соскочил с коня, а [затем] вошел [в шатер] и семь раз поцеловал землю. Халиф взял подушку и бросил се султану: тот взял ее и поцеловал. а затем сел на нее. После этого халиф достал из своей кабы красный рубин, [ранее] принадлежавший роду Бувайхидов, и двенадцать драгоценных жемчужин. Он положил их перед султаном н сказал ему, что это [дар] его жены Хадиджи-хатун и он просит принять его, но султан уклонился от того, чтобы оставить их у себя.

Затем халиф отправился в Багдад и вступил в город, сопровождаемый множеством войск. Султан спешился и понес покрывало (ал-гашийа} ко дворцу халифа, и все знатные эмиры спешились. Затем султан, взяв поводья халифского мула, шел перед ним пешком. Он держал его узду до тех пор, пока они не вошли в ворота ал-Худжра.

Это произошло за пять дней до конца зу-л-ка"да [451 года] и. Около того же времени, [но годом ранее], халиф выехал из своего дворца. Он отсутствовал в Багдаде целый год, пребывая в пограничной области халифата.

Султан поскакал на поиски ал-Басасири. Он схватил его, казнил и привез его голову в Багдад; тело его было распято там, где был распят везир халифа 90.

(л. 13б) В ставку султана явились с [изъявлением] покорности все арабские эмиры. Затем султан женился на дочери Эмира верующих ал-Каима би-амри-ллаха, уплатив выкуп в сумме 100 тысяч динаров. Свадьба состоялась в ночь на 15 сафара 455 года 4к в Хорасане 91.

Султан выехал из Багдада 5 раби" II 452 года 4л. [39]

Великий султан Рукн ад-Дунйа ва-д-Дин Абу Талиб Тогрул ибн Мика"ил ибн Селджук, да смилостивится над ним Аллах, умер в пятницу 18 рамадана 455 года 4м. Он прожил 70 лет 92. Передают, что везир "Амид ал-Мулк Абу Наср ал-Кундури сказал [следующее]: 'Я спросил у султана, в каком году он родился. Он ответил, что родился в том году, когда в Мавераннахре выступил такой-то хан. После того как он умер, я подсчитал время - вышло полных 70 лет'.

Передают, [ссылаясь] на кади Абу Бакра ан-Нишапури: '"Амид ал-Мулк ал-Кундури говорил мне, что султан рассказывал ему [следующее]: ,,В начале моего дела в Хорасане мне привиделось, что меня подняли в воздух и я [оказался] в непроглядном тумане и чувствую только прекрасный запах. И я услышал возглас: ,,Пожелай [что-либо], и все, что ты захочешь, исполнится!". Я ответил, что хочу, чтобы у меня была долгая жизнь. И мне сказали, что я буду жить 70 лет"' 93.

Он умер в день, который мы [выше] упоминали. Его правление началось в 430 году 4н и длилось (л. 14а) 24 года и несколько месяцев. Он был погребен в Мерве, рядом с могилой своего брата ал-Малика Чагры-бека Да"уда ибн Мика"ила ибн Селджука 94.

[ГЛАВА 6.]

Рассказ о жизни султана Рукн ад-Дина Абу Талиба Тогрула ибн Мика"ила ибн Селджука

Он был храбр, терпелив, великодушен, соблюдал покорность Аллаху и пятничную молитву, постился в понедельник и в четверг и умерял порывы души [благодаря] доброму нраву. Он одевал [обычно] одежду ал-вазари 95 и верхнюю белую одежду. Его дни по добродетельности были подобны [плодоносящему] саду. Он не любил казней, не проливал крови и не посягал на запретное. Он был очень терпеливым и правдивым, был щедрым в пожертвованиях, особенно на строительство мечетей. Он говорил: 'Мне стыдно перед Аллахом всевышним, если я, построив дом, не возведу рядом с ним мечети!'. Везир "Амид ал-Мулк 5а ал-Кундури рассказывал: 'Во время болезни он, [бывало], говорил: ,,Когда я болен, я похож на барана, у которого связаны ноги для стрижки. Он думает, что его зарежут, и поэтому сопротивляется, а когда его освободят от пут, - радуется. Если же его [40] связывают, чтобы зарезать, он думает, что его и на этот раз будут стричь, лежит спокойно, и его режут. Так вот, болезнь и есть путы для [будущей] жертвы"' 96.

У султана Тогрула не было потомства. Его наследником стал его племянник (сын брата) султан Алп-Арслан ибн Да"уд ибн Мика"ил ибн Селджук 97.

[ГЛАВА 7.]

Сообщения о везире (л. 14б) "Амид ал-Мулке Абу Насре ал-Кундури 98

Он был из числа потомков дихканов Кундура. Учился он в Нишапуре, и его товарищем по обучению у имама ал-Муваффака ан-Нишапури 99 был "Али ибн ал-Хасан ал-Бахарзи 100. Дело [будущего] везира Абу Насра ал-Кундури шло успешно. Первой его должностью было [место] хаджиба порога (хаджиб ал-баб).

Во время правления султана Тогрул-бека он был полновластным везиром. Шейх "Алп ибн ал-Хасан ал-Бахарзи пришел к нему в то время, когда он сидел на везирском месте в диване султана в Багдаде. Когда везир увидел [ал-Бахарзи], он сказал: 'Ты скажешь: ,,Прими [просьбу]"'. Тот ответил утвердительно. [Тогда] везир сказал: 'Привет тебе ! Добро пожаловать! Я вижу в твоем ,,прими" доброе предзнаменование!'. Затем он одарил его почетной одеждой. [еще] до того как тот [успел] произнести стихи, и сказал:

'Возвращайся завтра и восхваляй!'. Тот пришел на второй день и продекламировал следующую касиду 101:

Опустели их жилища у Шатт ал-Вади,
и остался я мертвым, [как и] Шатт ал-Вади.
Врагов ввело в заблуждение сияние его радостного лица,
и оно охладило пыл их сердец.
Но, увы, [обманувшись], они не найдут его беспомощным,
ведь скрывается гнев под улыбкой львов.

Когда тот закончил чтение, везир сказал, обращаясь к арабским эмирам: 'У нас, "аджамов, есть [еще] такие поэты, а есть ли у вас, арабов, подобные ему?'. Он приказал выдать ал-Бахарзи тысячу динаров 102.

Великий султан "Адуд ад-Даула Алп-Арслан ибн Да"уд ибн Селджук послал везира [в качестве] уполномоченного, чтобы просватать для султана дочь хорезмшаха 103. [Об этом] распространились ложные слухи, и до султана (л. 15а) дошло, будто везир "Амид ал-Мулк просватал се для себя. совершив предательство. Мнение султана о нем изменилось, [41] и он приказал обрить бороду "Амид ал-Мулку и оскопить его. Это решение султана [на сей раз] избавило его от смерти. Именно этот его недостаток и восхвалял шейх "Али ибн ал-Хасан аль-Бахарзи, когда сказал 104:

Сказали: 'Султан после того стер с него метку мужественности.
А он был храбрым человеком !'.
Я сказал: 'Умолкните! Именно сейчас, когда он лишился
мужского естества, он возмужал еще больше,
Ибо мужчина чувствует отвращение, когда называют
часть его [тела] женской! Поэтому эту [часть] и отрезали с корнем'.

А когда везират был предоставлен Низам ал-Мулку Кавам ад-Дину ал-Хасану ибн "Али ибн Исхаку ат-Туси, везира "Амид ал-Мулка сместили и взяли под стражу 105. В заточении он произнес [стихи] 106:

Смерть горька, но когда моя душа жаждет величия,
я позволю себе испить ее.
Соблазн везирства снес в моей голове яйцо,
оно стало вращаться, н я боюсь головокружения...
Он произнес также [стихи] 107:

Если людям тесно соревноваться со мнoй,
о моя смерть расширила для них мир.
Я ушел, но и злорадный будет погребен и последует за мной -
ведь каждой душе суждено испить чашу смерти!

Везир "Амид ал-Мулк находился под стражей в Нишапуре в доме "алида Хорасана. Затем он был перевезен в Марв ар-Руд и был там заточен в одном доме. В том же доме в отдельной комнате находилась его семья: у него была только одна дочь.

Когда он почувствовал, что приближается казнь, он вошел в эту комнату, (л. 15б) попрощался с дочерью и запер двери комнаты. Затем он совершил омовение, молитву в два рак"ата и отдал тому, кто был послан, чтобы убить его, сто динаров и сказал: 'Вот моя доля тебе, чтобы ты завернул меня [после смерти] в эту одежду, которую я омыл в водах Замзама' 108. И [кроме того] он сказал палачу: 'Передай везиру Низам ал-Мулку: ,, Скверно то, что ты сделал: ты научил тюрок казнить везиров и сахибов дивана. А кто роет яму [другому], угодит в нее сам, а те, которые будут действовать по скверному обычаю, будут искупать свои грехи в Судный день!"' 109.

[После этого] он удовлетворился тем, что было предопределено для него Аллахом. Это случилось в воскресенье 16 зу-л-хиджжа 456 года 6а. [42]

Шейх "Али ибн ал-Хасан ал-Бахарзи сочинил поминальные стихи о нем, обращенные к султану Алп-Арслану ибн Да"уду ибн Мика"илу ибн Селджуку:

Твой дядя приблизил его [к себе] и возвысил его.
и выделил ему просторное место в своих владениях.
Каждый из вас удовлетворил [пo его] праву своего раба:
один вручил ему мир, а ты вручил ему конец [его жизни]! 110

[ГЛАВА 8.]

Рассказ о малике Чагры-беке Да"уде ибн Мика"иле ибн Селджуке. Битва султана "Адуд ад-Даула Абу Шуджа" Алп-Арслана ибн Да"уда ибн Мика"ила ибн Селджука с султаном Маудудом ибн Мас"удом ибн Махмудом ибн Себюк-Тегином, поражение Маудуда и заключение мира

Малику Чагры-беку Да"уду сообщили, что эмиры Каразбаджа (Карабаджа) 111 платят харадж Газне .[Тогда] он направился к округам Каразбаджа, где произошло сражение между ним и одним из эмиров. Этот эмир укрывался (л. 16а) в крепости, пока не истощились его припасы и не ослабла его мощь. После этого он запросил пощады и вышел из крепости 112. Он подарил малику Чагры-беку Да"уду тысячу коней с убранством и нож, рукоятка которого была [сделана] из лала весом в 60 мискалей. Этот нож находился в сокровищнице сельджуков до 548 года 7а, до вторжения гузов.

Затем малик Да"уд заболел желтухой (йаракам), и [эта] болезнь измучила его. А султан May дуд, убедившись в его слабости и плохом расположении духа, снарядил свое войско [для похода] в Хорасан 113.

Малик Да"уд назначил наследником своего сына "Адуд ад-Даула Алп-Арслана. Алп-Арслан некоторое время оставался в Балхе. [Так было], пока не поднялись пыль и шум [от] его шествия.

Когда командующий войсками Газны получил весть о султане Алп-Арслане, он собрал войска и расположил их по [их] местам. Но [когда] Алп-Арслан напал на них, войска Газны поняли, что на них идет неизбежная гибель и быстрый разгром. Султан Алп-Арслан взял в плен тысячу предводителей войск и захватил столько коней и оружия, что невозможно было подсчитать.

Когда он явился к своему отцу малику Да"уду, то обрадовал его, так что [его] болезнь прекратилась и тело исцелилось от нее. [43]

Когда солнце вошло в созвездие Овна, малик Да"уд вместе с сыном Алп-Арсланом направился в крепость Термез. Кутвалом крепости был шайх ал-катиб ал-Байхаки. (л. 16б) Малик Да"уд написал ему: 'Оставь свои надежды и упования на султанов Газны. Память об их [власти] в Хорасане исчезла, и следы их счастья стерты'. И Амирак ал-Байхаки узнал, что ждать от их помощи - напрасное дело, вышел [из крепости], подарил свои поместья (дийа") и свой дом в Байхаке везиру Абу "Али ибн Шазану, а [сам] отправился в Газну 114.

Малик Да"уд назначил правителем областей Балха, Тохаристана, Термеза, Кубадйана, Вахта и Валвалиджа 115 султана Алп-Арслана и в помощь ему дал везира Абу "Али ибн Шазана. Этот везир должным образом восстановил эти области, и люди распространили весть об этом.

Когда приблизилась смерть Ибн Шазана, он стал просить султана Алп-Арслана передать должность везира после него везиру Низам ал-Мулку.

После этого поднял бунт владетель Хорезма. Малик Да"уд отправился в Хорезм и в течение недели завоевал Хазарасп 116. Затем он подчинил округ Гурганджа и вскоре был обрадован победой и в остальных областях. Затем к нему присоединился эмир кипчаков 117, который при содействии Да"уда стал мусульманином, после чего они породнились.

Позже султан Маудуд написал правителям окраин (мулук ал-атраф) и призвал их оказать ему помощь и поддержку. Он обещал им деньги и передавал им [во владение] Хорасан с [его] округами. Они ответили согласием, и султан Маудуд [уже] выехал из Газны [в поход], но его встретил царь смерти, и его звезда закатилась, [так и] не просияв.

Его войска безуспешно вернулись в Газну. А [упомянутые] правители выступили из своих стран еще до того, как (л. 17а) услышали о смерти султана Маудуда 118. У одного из них, вали Исфахана эмира Калиджара, в пустыне погибло все войско, а сам он заболел и возвратился в Исфахан 119.

[Воспользовавшись всем этим], хакан тюрок вступил в Термез, разрушил его, ограбил и обобрал [население]. Эмир Хашка вторгся в Хорезмскую область, но малик Да"уд отогнал его, а султан Алп-Арслан [отразил] хакана, и последний, подойдя к Джейхуну со стороны Бухары, стал стучаться в ворота умиротворения. Малик Да"уд переправился через Джейхун с двумя всадниками из своей свиты и расположился рядом с хаканом на одном троне. Они ели-пили [вместе] и разъехались, заключив мир 120.

Султанская власть в Газне перешла к султану Фаррухзаду ибн Мас"уду 121, и он отрядил многочисленные войска в Хорасан. Их встретил эмир Кутб ад-Дин атабек Гюльсарыг, [44] но его взяли в плен, заковали в цепи и отправили в Газну. В плену оказалась и группа лиц из числа столпов державы.

Алп-Арслан испросил у своего отца малика Да"уда ибн Мика"ила разрешения и двинулся со своими войсками на них. Войска Газны бежали от него, и большое число вельмож и видных чинов государства Себюктегинидов оказалось в плену. [Тогда] султан Фаррухзад освободил пленных [сельджукских вельмож] и наградил эмира Кутб ад-Дина атабека Гюльсарыга почетной одеждой. Затем Себюктегиниды и Сельджукиды согласились на том, что каждый из них будет самостоятелен в своем владении и оставит попытки овладеть чужим 122. Текст этого (л. 17б) соглашения был составлен шейхом Абу-л-Фадлом ал-Байхаки 123.

[ГЛАВА 9.]

Рассказ о смерти малика Чагры-бека Да"уда ибн Мика"ила ибн Селджука и о правлении султана "Адуд ад-Даула Абу Шуджа" Алп-Арслана

Затем болезнь малика Да"уда усилилась, и он становился [все] слабее. Он прожил 70 лет и скончался в сафаре 452 годa 1а в Сарахсе. Гроб с его телом переправили в Мерв. Его место занял его сын Алп-Арслан. Султан Рукн ад-Дин Тогрул пережил своего брата на три года 1.

[ГЛАВА 10.]

Сообщение о султане "Адуд ад-Даула Абу Шуджа" Алп-Арслане ибн Да"уде ибн Мика"иле ибн Селджуке

Когда султан Алп-Арслан стал самостоятелен в деле правления и занял престол царства 2, он простер над подданными крылья справедливости и укрыл их под сенью сострадания и щедрости. Он освободил подданных (ap-ра"аййа) от ежегодной двукратной уплаты 'основного' хараджа (ал-харадж ал-асли). Каждый год в месяце рамадане он жертвовал четыре тысячи динаров на подаяния: тысячу динаров в Балхе, тысячу в Мерве, тысячу в Герате и тысячу в Нишапуре. Сверх этого десять тысяч динаров милостыни он раздавал при своем дворе.

Клеветники написали ему донос на везира Низам ал-Мулка, сообщив ему о доходах [везира]. Они положили донос в том месте, где султан молился. Султан призвал (л. 18а) везира [45] Низам ал-Мулка и оказал: 'Возьми это письмо и, если они правдивы в том, о чем пишут, то смягчи свой нрав и исправь положение. Если же они лгут, то прости смелого и займи клеветника каким-либо важным делом дивана, с тем чтобы [эти люди] отказались от лжи и наветов' 3.

[ГЛАВА 11.]

Война великого султана "Адуд ад-Даула Абу Шуджа" Алп-Арслана ибн Да"уда ибн Мика"ила ибн Селджука 2а с маликом Куталмышем и его победа над ним 2а.

Пришло сообщение о том, что малик Куталмыш ибн Исра"ил ибн Селджук - двоюродный брат (по отцу) султана Тогрула и предок владетелей (мулук) ар-Рума - восстал и потребовал для себя султанской власти. Он собрал войско [из] головорезов, подобных распространившейся саранче, и остановился близ Саве 4, по дороге ж округу Рея, Султан послал против него свой авангард во главе с командиром по имени эмир Сау-Тегин 5. Этот эмир происходил из селения Хакистар 2б. Он построил рибат Хакистара и добровольно, без какой-либо нужды, оскопил себя. [Так вот], этот эмир направился к Рею, а султан выехал из Нишапура 10 мухаррама 456 года 2в.

Малик Куталмыш разрушил все селения Рея, дав полную волю негодяям из своих войск. Он пустил воду на окрестности Абдаллахабада и Вади ал-Милх (Соляную долину) - это был солончак, дороги которого путники с трудом преодолевали 6.

Когда (л. 18б) оба войска приблизились друг к другу, везир Низам ал-Мулк надел оружие и расположил отряды {войск]. На правое крыло [сил] султана [стали] эмир Кутб ад-Дин Гюльсарыг 7 и эмир Пахлаван Шунуклу, а на левое крыло - отец эмира Хабаша эмир Алтун-Так и командующий [войском] эмир Сау-Тегин. С султаном в центре были эмир Балтаджи, эмир Сункурджа, эмир Агаджи и другие знатные эмиры.

Малик Куталмыш ибн Исра"ил показался с войсками, от которых стало тесно пространству. Справа у него находился его брат 8, слева - эмир Аби Буга.

Султан сел на коня и стал искать дорогу у подножия горы, но не нашел и направил коня по воде вдоль русла [46] (вади) и стал показывать бичом [путь] своим войскам. Войско следовало за ним, переправляясь через страшные потоки.

Малик Куталмыш и его войска ждали, что они застрянут в вязкой глине этого солончака. Однако Сункурджа бросился на малика Куталмыша, 2г захватил его шатер и сорвал его знамена. Малик Куталмыш был разбив и получил несколько ран. Он направился в одну из своих крепостей - Гирдкух 9, а из войск Куталмыша не осталось ни всадника, ни пешего - все они бежали куда глаза глядят. Султан решил казнить пленных так, как львы расправляются с обнаглевшими волками, [но] тогда везир Низам ал-Мулк призвал султана к милосердию и прощению. И тот простил их и наградил великодушно и милостиво.

Когда война завершилась (л. 19а) и пыль победы и триумфа улеглась, нашли [самого] малика Куталмыша. Он закончил свои дни в овечьем загоне. Гроб с его телом был перенесен в гробницу султана Рукн ад-Дина Тогрула в Рее 10, В этом году "амилем 11 Басры был "амид Хорасана Мухаммад ибн Мансур ан-Насави. Он возвратился ко двору султана с деньгами, которые могли бы [стать] предметом вечной, мечты. На службе у "амида Хорасана находился шейх "Али ибн ал-Хасан ал-Бахарзи, с которым в Басре произошли занятные случаи.

[ГЛАВА 12.]

Сообщение об "амиде Хорасана Мухаммаде ибн Мансуре ан-Насави

"Амид Хорасана в лучшие годы своей жизни был мясником на рынке войска (Сук ал-"аскар). Он был одним из приятелей ахур-салара 12, [служившего] султану Рукн ад-Дину Тогрулу. Когда умер ахур-салар, [его] обязанности стал нести "амид Мухаммад. Он должен был подметать конюшню, чистить ее, обрызгивать [пол] водой, убирать навоз и засыпать корм в торбы.

Султан ежедневно видел его за этим занятием и изумлялся его необычайной старательности. Он приметил его и передал ему [должность] начальника факелоносцев (имарат асхаб ал-маша"ил).

Однажды султан Алп-Арслан в темную ночь потерял по пути какую-то свою вещь, а в [светильнике] у него иссякло масло. [Мухаммад] купил у смотрителя кухни (матбахчи) один ман 13 миндального масла за 50 динаров и заполнил [47] этим маслом факельницы. Когда (л. 19б) султан почувствовал запах дыма факелов, он спросил об этом деле, и "амид сказал ему правду о своей выдумке. [Так] султан узнал о eгo смышлености и приблизил его к престолу, оказал ему честь и поручил ему сбор хараджа в Нишапуре и его округах.

Он взимал харадж Нишапура и его округов в то время, когда Нишапур постигла засуха, и все люди почувствовали его доброту, ибо он снабжал их провизией. Ему была поручена [также] область Хорезма. Везир Низам ал-Мулк послал к нему с эмиром расписки дивана (вусулат диваниййа). У этого эмира были слуги и свита, и везир наказал ему стеснить "амида Хорасана в [тисках] унижения. А "амид Хорасана велел казнить этих гулямов [эмира] и бросить их трупы в Джейхун. После этого он купил сто гулямов и, привязав к поясу каждого из них сто динаров, послал их в подарок султану. И сказал [при этом]; 'Пренебрежением и унижением не собирают султанских налогов: султан может добиться благоустроения, только [проявляя] уважение. Эти гулямы пренебрегли правами, [установленными] для твоего дивана, и я заставил их вкусить напиток власти при помощи меча, которым ты опоясал меня. Я построил [здание] на [основе], которую ты заложил, несу эту службу за небольшую мзду, и уверен в том, что мое малое старание не покажется ничтожным'. И султан принял его извинения и назначил ему 'богатое вознаграждение из [средств] своего дивана.

"Амид Хорасана служил малику Да"уду (л. 20а) ибн Мика"илу ибн Селджуку, великому султану Рукн ад-Дину Тогрулу ибн Мика"илу ибн Селджуку, великому султану "Адуд ад-Даула Абу Шуджа" Алп-Арслану, его сыну султану Джалал ад-Даула Малик-шаху, малику Бёри-Барсу, малику Аргуну 14, султану Рукн ад-Дину Бёркийаруку и великому султану Му"изз ад-Дину Абу-л-Харису Санджару ибн Малик-шаху ибн Алп-Арслану. Умер "амид Хорасана в субботу 21 шаввала 494 года 3а.

Малик Аргун задумал арестовать ["амида] и привез его в Мерв. Но малик Аргун умер, и "амид Хорасана завернул его в саван и похоронил. Из числа удивительных историй [рассказывают], что [как-то] "амид Хорасана стоял перед маликом Аргуном - сыном султана Алп-Арслана, и Аргун обнажил меч и спрашивал у "амида: 'Ударить тебя или нет?'. Он перечислял проступки "амида Хорасана и бросал ему жестокие упреки, поднимал меч, угрожая ему, и [снова] спрашивал: 'Бить или не бить?', а "амид, не видя спасения, молчал. [В это время] шут ударил ["амида] по лицу и воскликнул: [48] 'Глупец! Скажи: 'Не бей!"'. Малик Аргун рассмеялся, и "амид Хорасана спасся от смерти. Он послал шуту тысячу динаров, (л. 20б) Люди удивлялись этому и говорили: 'Удар по лицу принес спасение тому, кто его получил, и тысячу динаров тому, кто его нанес'.

[ГЛАВА 13.]

Рассказ о походе великого султана "Адуд ад-Даула Абу Шуджа" Алп-Арслана в ар-Рум

Затем в начале месяца раби" I 456 года 4а султан Алп-Арслан направился из Рея в сторону ар-Рума. До султана дошло, что группа курдских разбойников перекрыла дороги близ Хулванского прохода 15 и 'сеет на земле нечестие' 4б.

Султан отрядил против них войско, которое заставило этих разбойников испить из чаши смерти и не оставило в живых ни одного из них в этих краях.

Затем в ставку [султана] прибыла группа курдов, уцелевших от мечей. Они поручились за охрану дорог от разбойников. А управление этими округами султан поручил эмиру Бек-Арслану.

После [этого] войска направились к городу Маранду 16 и остановились там. На пути к ар-Руму был некий эмир-проводник 4в, его звали эмир Туг-Тегин 17. При нем собралась группа [воинов] из числа туркмен, они наносили ущерб румам, и от их набегов и походов ар-Рум постигло унижение. Этот эмир вступил на службу к султану, и тот поручил ему сопровождать войска через труднопроходимые места этой страны. Он сообщил султану, что страна грузин (ал-Курдж) стала для страны византийцев (ар-Рум) поприщем для обольщения и пастбищем для безбожия (л. 21а) и тиранства.

И султан отправился в страну грузин 18, оставив вместо себя в лагере [своих] войск сына - султана Джалал ад-Даула Малик-шаха. Последний подошел к крепости 19, в которой находились еретики-отступники из ар-Рума: они перебили большое число воинов-мусульман.

Низам ал-Мулк и "амид Хорасана сошли с коней, а султан Малик-шах пустил стрелу, которая попала в шею владетеля крепости. [Осажденные] стали бросать камни, удалились на высокий холм и стали укрываться на вершинах гор. [49]

[Но] вскоре войско ислама одолело их, над ними стали властвовать мечи, и не осталось от них ни слуху, ни духу.

Затем султан Малик-шах направился к крепости под названием Сурмари 20, внутри которой имеются проточная вода и сады. Он захватил ее; близ нее была [еще] другая крепость 21, и она была взята султаном Малик-шахом. Когда султан задумал ее разрушить, везир Низам ал-Мулк удержал его от этого и сказал: 'Это - сильная крепость и [надежное] пограничье для мусульман!'.

Везир Низам ал-Мулк укрепил это пограничье, [поселив здесь] храбрецов и героев.

Султан Малик-шах направился к городку под названием Марйам-Нешиман 22, населенному монахами и священниками. Христианские владыки и их подданные совершают паломничество к этому городку, а его укрепления не поддаются описанию. Его стены из камней, уложенных симметрично, были укреплены гвоздями (л. 21б) и железными плитами 23, а вокруг него куда ни глянь простиралась широкая гладь текущей воды.

Для сражения везир Низам ал-Мулк подготовил корабли и лодки. Они вступали в бой рано утром и возвращались вечером [либо] наоборот: ведь сражение не прекращалось ни днем ни ночью. Наконец султан Малик-шах глубокой ночью забросил веревку на верхушку стены и стал подниматься на нее, но упал в воду. И все же Аллах спас его от несчастья: он поднялся, прославляя Аллаха. [На стену] взбирались гулямы, но и они не смогли добиться успеха. Попытка пробить брешь в стене [также] не удалась, так как стена была построена из камней, скрепленных гвоздями и железными плитами. [Но] в одну из ночей они не сходили с коней, и этой же ночью произошло землетрясение, разрушившее восточную часть крепости, и оборона христиан стала слабее.

Утром, едва появился диск солнца, султан Малик-шах и везир Низам ал-Мулк вступили в город. Церкви были сожжены, и над жизнями христиан стал властвовать меч, а те, кто остался в живых, приняли ислам.

Затем прибыл [гонец] великого султана Алп-Арслана, призвавшего к себе [в лагерь] своего сына Малик-шаха и своего везира Низам ал-Мулка. Султан не был осведомлен о победах, дарованных им [обоим] Аллахом. Султан Малик-шах отправился навстречу своему отцу - великому султану Алп-Арслану. По дороге к нему он при помощи Аллаха великого завоевывал находившиеся на его пути крепости (л. 22а), пока не прибыл на службу к своему отцу.

Затем великий султан Алп-Арслан снарядил войска для похода на Сафид-шахр 24. Между жителями крепости и [войсками] султана произошло жестокое сражение, но Аллах [50] всевышний помог завоевать этот город. Отсюда султан направился к другому городу, под названием Ахал-Кала 25. Стены этого города были в сто локтей 26 в высоту, а в ширину [еще] более того. С восточной, западной и северной сторон город окружали горы, на вершинах которых были неприступные крепости, а стены, о которых мы упоминали, находились на южной стороне. Перед этими стенами была [полоса] воды, такая, как Джейхун по глубине. Там был мост, но осажденные подняли его, и войска ислама потеряли надежду покорить этот город.

Султан Алп-Арслан раскинул свой шатер у ворот города, усердно молился и просил [Аллаха]. Султанские войска навели большой мост, и сражение разгорелось. Тогда из города вышли два человека, которые стали взывать к милосердию и просить пощады. Они просили у султана [дать им] справедливого эмира, который не позволял бы совершать преступления и не разрешал бы посягать на женщин. И султан направил к ним эмира Ибн Муджахида и Абу Сумру 27. [Но], когда они миновали первую стену, их окружили грузины и бросились на них. Они оказались между двух огней: впереди них были мечи, а сзади - вода.

К султану вошел Саваб ал-хадим 28 в то время, когда султан молился (л. 22б), и сообщил, каково положение, и [сказал], что грузины набросились на мусульман и те отступили. Однако султан не прервал молитвы и завершил ее с покорностью и смирением. Затем он вышел, сел на коня и хладнокровно бросился в бой и проливал кровь [врагов], пока не вступил в город и не очистил землю от их скверны.

В одной из башен этого города оставались смельчаки, сражавшиеся против султана с большим упорством. Султан приказал обложить башню дровами, поджечь ее, и они сгорели там, превратившись в золу.

Султан возвратился в свой шатер в самом лучшем состоянии и в радостном настроении. Воины ислама захватили столько добычи, что ее [количество] нельзя было ни определить, ни учесть.

Когда наступила ночь, подул сильный ветер. У башни остались горящие поленья, о которых мы упоминали; ветер раздул пламя, разнес по городу, и он сгорел дотла.

Рядом с этой крепостью находилась другая могучая крепость 29, и султан захватил ее 30. Тогда царь грузин 31 направил [к султану] послов и подарки и стал стучаться в двери умиротворения и прокладывать путь к оправданию. Из ставки султана с грузинскими послами отправились эмир Темир ал-хаджиб и Айбек ал-хасс. Султан написал царю грузин, что тот должен либо принять ислам, либо выплачивать джизью, и [царь] согласился на [выплату] джизьи 32. [51]

[ГЛАВА 14]

Поход великого султана "Адуд ад-Даула Абу Шуджа" Алп-Арслана ибн Да"уда ибн Мика"ила ибн Селджука из [страны] грузин в ар-Рум

(л. 23а) Затем султан устремился в страну ар-Рум. Он направился в область Карс 33 и область Ани 34, а также в [расположенные] рядом с ними два округа: Джавахети и Лори 35. Население этих округов вышло навстречу султану и приняло учение [истинной] веры. Султан был охвачен большой радостью и ликовал. Он приказал подвергнуть всех их очищению, церкви были разрушены и построены мечети.

Султан не останавливался нигде, пока не достиг округа Ани. [Здесь] он увидел, что стены Ани подобны высоким горам и на вершине каждой стоит могучая крепость. Этот город был твердыней страны румийцев, и в этих крепостях находились их сокровищницы.

Жители города подумали, что султан и его армия - это купцы: ведь до сего времени они никогда не видели войско своих врагов.

Султан разбил шатры на полях [близ] этого города. А из-города выехали всадники, которым было поручено охранять поля и [оросительные] каналы. Они хотели сказать воинам, [чтобы те] ушли с полей, но их опередила группа султанских гулямов, напав на них [первыми], и удивленные румийцы отступили. Султан стал их преследовать, пока они не вошли в город 36.

Когда султан стал рыскать по их стране и достиг ал-Анджана 37, румийцы пали духом и не выказывали [больше] усердия. Среди них возникли разногласия, и их мнения разошлись. Они почувствовали, каково могущество султана, и стали взбираться на вершины гор, которые опоясывали их город, словно стены, забрасывали бревнами и другими [предметами] все пути [в горы], преграждая этими ловушками горные дороги, (л. 23б) Султан приказал нефтеметателям (ан-наффатун) поджечь эти завалы и препятствия. Тогда румийцы спустились с гор и обязались платить джизью.

Султан предоставил управление ими "амиду Хорасана 38 и Шамсу ал-хадиму 39, и румийцы стали 'давать откуп своей рукой, будучи униженными' 5а. Однако после этого румийцы стали сожалеть об этом перемирии и вступили в борьбу, Сражение усилилось, и султан приказал набить мешки соломой и песком и класть их друг на друга, пока не образуются высокие холмы. [На них] взобрались стрелки из пращи [52] (арбаб ал-макали"), нефтеметатели, стрелки из стрелометов (румат ал-хусбанат) и камнеметов (ал-марасил) и метатели хаттийских [копий] 40 (ал-хаттийат). А румийцы выбрали в своем городе самых красивых женщин и безбородых юнцов, вывели их за город и поставили перед султанским лагерем, чтобы они соблазняли воинов, отвлекая их от сражения. Султан приказал собрать их и взять под стражу.

Султан и его войска стойко переносили жестокие битвы, совершенно забыв о пище, питье и сне. Затем султан построил крепость из дерева, ее покрыли навесом из войлока, пропитанного уксусом, и, [используя ее], султанские воины вступили в сражение, препятствуя румийцам взбираться на стены и башни. Воины разрушили углы стен и ворвались в город. Многие его жители погибли под копытами коней.

Султан построил здесь мечеть и, оставив в этом городе эмира с войском, поехал в Исфахан. Оттуда (л. 24а) он отправился в Керман, где его встретил его брат малик Ка-вурд сын малика Да"уда ибн Мика"ила ибн Селджука 41. Затем из Кермана он выехал в Хорасан, далее направился в Манкашлаг 42, где осадил эмира Кавшута и силой заставил его выйти из [его] крепости, а затем, удовлетворившись [поведением] эмира, вернул его в крепость 43.

После этого у [султана] возникло сильное желание посетить гробницу своего [пра]деда эмира Селджука, и он двинулся в Дженд и Сабран 44. Здесь его встретил Джанд-хан с множеством подарков. Затем он возвратился в хорезмский Гургандж и назначил эмиром Хорезма своего сына Арслана Аргу[на]. Отсюда он перебрался в Мерв, а затем в Райикан (Райаган) 45 Здесь он назначил своим наследником своего сына Джалал ад-Даула Малик-шаха и наградил почетными одеждами эмиров, присутствовавших при этом.

[ГЛАВА 15.]

Второй поход великого султана Алп-Арслана в Фарс и Керман

Затем, в 459 году 6а султан Алп-Арслан выехал по направлению к Исфахану. У владетеля Кермана Кара-Арслана [Кавурта] был везир-невежда 46, который стал подстрекать владетеля Кермана к бунту против султана, и тот поддался его уговорам. Тогда султан направился в сторону Кермана, авангарды [обоих войск] встретились и сразились. Войско Кермана бежало. Султан победил их [при помощи] устрашения, и боязнь произвела в их душах то, чего не сделали [53] мечи среди их тел. Все они унеслись на крыльях страха, и (л. 24б) первые бежали, не обращая внимания на последних. [Сам] малик Кара-Арслан бежал с двумя всадниками в Джируфт 47, а затем стал молить о ниспослании милости, рассчитывая на благородство султана и [надеясь] на помощь [Аллаха]. Он добился желаемого, после того как раскаялся и стал просить прощения за грехи. Он вошел к султану, и тот встал, обнял его и заплакал, и окружающие [также] заплакали.

Султан оставил за ним его владения в Кермане, и малик Кара-Арслан сказал ему: 'У меня есть дочери, подобные покрытым пухом [птенцам], куропатки. Одари их приданым!'. Султан согласился и назначил каждой из них по сто тысяч динаров из своей казны помимо одежд, имений, наделов икта" и свадебных [подарков].

Затем султан двинулся по дороге на Фарс. Когда он подошел к Истахру, он взял его крепость, построенную Сулайма-ном ибн Да"удом, да благословит его Аллах, и заставил выйти из крепости ее вали так, как [подобает] выводить благородных 48 из твердынь. Владетель крепости подарил султану кубок из бирюзы, на котором буквами древнего письма (би-рукум ал-хутут ал-мадийа) было написано имя Джамшида 49. Султан изъял из сокровищниц этой крепости [богатства], подобных которым не видели глаза и [о равных им] не слышали уши, и перевел владетеля этой крепости в другую крепость 50.



[ГЛАВА 16.]

История Фадлуна 51 и взятие его крепости

Фадлун был вали Танджи и ее округов 52. Везир Низам ал-Мулк направился в его страну, Фадлун встретил его, поцеловал стремя его коня и вместе с везиром (л. 25а) прибыл ко двору султана. Султан назначил Фадлуна правителем Фарса. Там была каменная крепость, сотворенная [самим] Аллахом - никто ее не строил и ни одно создание [Аллаха] не было властно над ней. Фадлун укрепился в ней, а сатана вдул в его ноздри [соблазн], и он уклонился [от повиновения] с самого начала своего дела и до конца его.

Везир Низам ал-Мулк подошел к подножию этой крепости 53 и разжег пламя войны. Воины крепости стали забрасывать войско Низам ал-Мулка стрелами, которые пробивали даже железные [кольчуги], и воины Низам ал-Мулка метали в них камни и стрелы. Когда наступил полдень, жители города [неожиданно] ухватились за петлю спасения, [54] [запросив пощады]. Люди удивлялись этому и стали выяснять, в чем дело. [А] причина этого была в том, что из колодцев, имевшихся в этой крепости, в одну ночь ушла вода и жажда вынудила [жителей] просить пощады.

Фадлун укрылся в середине крепости, в укрепленном замке. Везир Низам ал-Мулк призвал эмира Хазараспа 54 и сказал ему: 'Ты со своими конными и пешими [воинами] должен направиться к месту рождения Фадлуна, разыскать его близких и жен и гнать их, как гонят скот, и сечь, как секут людей'. Фадлун узнал об этом решении и вышел из крепости со своими воинами, чтобы преградить Хазараспу путь к своим близким. Его встретили дозорные войск везира Низам ал-Мулка. Фадлун сошел с коня и спрятался в [стоге] сена, но его заметил (л. 25б) один из воинов везира Низам ал-Мулка и, схватив за волосы, притащил пленного к ставке Низам ал-Мулка. Тот приказал взять его под страж.

Великий султан Алп-Арслан находился в Кермане. Той ночью он увидел во сне, что везир Низам ал-Мулк взял крепость и что жители вышли из нее, а Фадлун схвачен. Когда он проснулся, то рассказал о сновидении толкователям снов, и те сказали, что его сон был вещим и все это случилось на самом деле. Через несколько дней прибыл гонец Низам ал-Мулка, а вслед за ним к султанскому двору явился сам Низам ал-Мулк с пленным Фадлуном. Султан простил Фадлуна, а шейх "Али ибн ал-Хасан ал-Бахарзи написал победную грамоту (китаб ал-фатх).

[ГЛАВА 17.]

Второй поход великого султана "Адуд ад-Даула Абу Шуджа" Алп-Арслана в ар-Рум

В 460 году 1а царь Абхаза по имени Бакрат совершил набег на ал-Барда"а 1, а это один из городов в стране мусульман. Тогда султан укрепился в своем намерении и устремился в страну Абхаз. Командующим авангардом был Сау-Тегин. Самыми храбрыми из воинов ар-Рума [были] франки 2 (ал-фарандж) и пешие воины из Шаки. А Шаки - это округ, где княжил Ахситан 3. Округ Шаки богат лесами и чащами, в которых [и скрывались] разбойники ар-Рума и Абхаза. Султан приказал нефтеметателям поджечь эти чащи, и они сделали это. И увидел султан среди этих чащ две крепости 4, построенные из железных плит (атбак), (л. 26а) [55] {скрепленных] медными гвоздями. Однако подобраться верхом на конях к этим крепостям было невозможно, и султан, осмотрев их, оставил надежду [завладеть ими].

Между владетелем этих двух крепостей и маликом Шаки была давняя вражда. [Поэтому] владетель крепостей вышел к султану, принял ислам и сдал обе крепости. После этого султан углубился в эту страну и прошел ее, захватывая [новые] крепости, и грабил страну до тех пор, пока не собрал здесь столько [добра], что глаза устали бы, если бы описать [все] это. К султанскому двору прибыли повелитель франков (малик ал-фарандж) и [владетель] Шаки Ахситан с некоторым числом всадников. Он остановился у порога, и султан сказал: 'Помогите ему сойти и служите ему, ибо он владыка знатного происхождения'.

Когда он спешился и вошел к султану, он сказал [следующее]: 'Опыт научил меня [оставить] заблуждение, [свойственное] людям, а к твоему трону меня привело не что иное, как представление о вере ислама, [возникшее] в моем воображении, а также твердая решимость порвать с христианством все мои связи и помыслы'. Султан сошел с трона, встретил его, обнял и поцеловал в голову. Ахситан поцеловал ногу султана, и оба они не выдержали и заплакали, и в их сердцах загорелось пламя [чувств].

И малик Ахситан признал свидетельство 'нет божества, кроме Аллаха, а Мухаммад, да благословит его Аллах и да приветствует,- раб Его и посланник Его'. Султан осыпал Ахситана драгоценными камнями из своей сокровищницы, а после того как оказал ему почет и [знаки] уважения, посадил его на своего коня. Перед ними прошли сошедшие с коней эмиры и хаджибы, а потом они вошли в шатер, наполненный царской роскошью и разным добром.

Султан послал к нему факиха, который обучил бы его (л. 26б) канонам ислама, молитве и сурам Корана. Он приказал подвергнуть его обрезанию и вручил ему управление этими областями.

Затем султан выступил против царя Абхаза Бакрата и предоставил своим войскам полную свободу убивать и грабить в тех областях. [Так было], пока он не прибыл в округ Тифлиса. Он увидел там баню, построенную Сулайманом ибн Да"удом, да благословит Аллах их обоих, на источнике горячей воды. [Эта вода] никем не подогревается, а [только] при помощи [природного] огня. Это - первая баня, построенная на земле. Высота стен Тифлиса - сорок локтей и ширина такова же. Там есть христианская церковь. она для них - то же, что Ка"ба для мусульман. Султан завоевал этот город и построил там соборную мечеть 5.

В пределах Абхаза есть крепость, которую называют [56] Калат ас-Салиб (Крепость Креста) 6. в ней находились храбрецы, которые не страшились встречи с острием [копья] и лезвием меча и ставили ни во что жестокие сражения. В этой крепости было много церквей, в которых были изображения Исы (Иисуса) и Марйам Марии) мир над ними обоими, сделанные из золота, [а также] изображения гурий из серебра, [и еще] было изображение трапезы, ниспосланной Исе, тоже сделанное из золота.

Аллах всевышний помог завоевать эту крепость усилиями везира Низам ал-Мулка, и все это добро стало добычей мусульман. А жители [крепости] остались беспомощны как сухая трава, которую уносит ветер.

Бакрат напрваил к султанскому двору послов с просьбой о защите [под сенью] милосердия [султана], и султан ответил согласием. Однако Бакрат раскаялся в том что запросил пощады и был снова наущением сатаны.

(л. 27а) [В это время нахмурилось лицо зимы и непрерывно шел снег. Султан стал выжидать, чтобы погода стала мягкой и снег сошел. Тогда Бакрат снова стал просить пощады, но султан отверг его скрытые козни и заставил его, испытать пагубность его поступка. Бакрат снарядил войска, но они погибли от зимней стужи. Их уделом стали мучения и беды.

Султан разорил-город, в котором жил Нимруд ибн Кан"ан и из которого он вознесся на небо. По соседству султан построил другой город и мечеть 7

Султан оставался в Грузии (Курджистане) пять месяцев 8. Затем ему сообщили, что хакан тюрок скончался 9 и дело тех областей и владений стало запутанным Султан вернулся в Ганджу, затем отправился в ал Бардаа и перебрался через реку ар-Рас без корабля и матросов, а [эта река] такая как Джейхун. Затем султан прибыл в селение которое называлось Ларйанис 10. Его встретил шейх которого иссушило время так, [будто] оно съело и выпило его. Он приветствовал султана и сказал: "Я - муслим и принял ислам от Эмира верующих ал-Мутасима, когда он проезжал через это место.11

Везир Низам ал-Мулк спросил у него о канонах ислама и он оказался сведущим в них. Достойные доверия люди этой области из числа мусульман и христиан засвидетельствовали, что этот шейх видел [многие] века и события и что он правдивее, чем ал-Кутами и Абу Зарр 12. И султан оказав ему честь и почет и, подъехав к нему на коне дал ему тысячу динаров. Затем султан отправился в Фарс где провел праздник. [57]

(л. 27б) [ГЛАВА 18.]

Второй поход великого султана "Адуд ад-Даула Абу Шуджа" Алп-Арслана на царя ар-Рума Армануса и пленение последнего

В 463 году 2а султан Алп-Арслан прошел через [страну] аш-Шам (Сирию) и в округе Халеба 13 оставил вместо себя своего сына с отрядом войск. [Сам] он переправился через реку Евфрат на [спинах] скакунов без помощи судов или лодок. Он прибыл в область Хоя и Салмаса. До него дошли сведения, что царь ар-Рума 14 доверил государство человеку из числа потомков христианских владык и [для него] снарядили войско, доходившее до трехсот тысяч всадников и пеших 15. Ар-Рум бросил на султана лучших из своих сынов 2б, и 'извела земля свои ноши' 2в, несметные числом. К этому дарю собрались головорезы ар-Рума, [а также] из числа армян, персов, печенегов, гузов и франков 16 - народов, один вид которых устрашал взоры, а христиане видели в них возвышение своих основ.

Они поклялись, что прогонят халифа и посадят на его место католикоса (джасалик), разрушат мечети и построят [вместо них] церкви. Тогда султан послал к своей жене и к своему везиру Низам ал-Мулку человека, с которым передал им [следующее]: 'Я иду на врага с войском, которое есть у меня. Если останусь жив, буду считать это благом от Аллаха всевышнего, а если погибну за веру, то и это будет милостью от великого Аллаха. Моим наследником будет мой сын Малик-шах'.

[Султан] имел 15 тысяч храбрых всадников, и каждый имел [кроме своего] еще и (л. 28а) запасного коня 17. Эмир верующих халиф ал-Ка"им би-амри-ллах приказал провозгласить с минбаров молитву [за султана] и раздать хатибам ее [текст]. Она была составлена Абу Са"дом Ибн ал-Мусалайа 18. Вот ее текст: 'О Аллах! Возвысь знамя ислама и его защитника и ниспровергни многобожие, свернув ему шею и отрубив конечности! Укрепи сражающихся за веру на твоем пути, тех, кто пожертвовал своими душами ради покорности тебе. Благодаря тому, что они присягнули тебе [всей] своей душой, они побеждают и выигрывают [битвы] при помощи того, кто укрепил их мощь и наполнил победой и безопасностью их [обитаемую] четверть. Даруй победу султану Алп-Арслану, Доказательству [могущества] Эмира верующих, [58] [победу], которая осветит его знамена и сделает легким достижение его цели. Окажи ему поддержку, от которой смеются уста, [помощь], рынки и ярмарки которой постоянно [оживлены], поддержку, которая укрепит и возвеличит его своими руками. Реши же, чтобы его завтрашний день был заступником от неверных перед сегодняшним. Укрепи его воинов помощью Твоих ангелов, а его правые решения - надежным успехом. Потому что он уже оставил ради Твоей великодушной милости свой покой, а взамен имущества и [самой] души он приобрел для себя [возможность] следовать путем Твоих повелений, [путем] проторенным и правым. Ибо сказал Ты и слово Твое - истина: 'О вы, которые уверовали! Не указать ли мне вам на торговлю, которая спасет вас от мучительного наказания? Вы веруете в Аллаха и Его посланника, боретесь на пути Аллаха своим имуществом и своими душами" 2г. О Аллах!

(л. 28б) Он также ответил на Твой зов и повиновался ему, уклонился от медлительности в том, чтобы [выступить], и оберегать шари"ат, и, последовав [призыву], сам вышел навстречу Твоим врагам и продолжал защищать Твою веру день за днем. Так отличи его победой и содействуй ему в его стремлениях, [которые текут] по прекрасному руслу Твоего решения и [Твоего] могущества. [Снабди] его талисманом, защищающим его от злых умыслов врага, и обними его рукой, которая сильна от добрых качеств Твоих, О Всемогущий! Споспешествуй ему и облегчи ему исполнение любого пожелания и достижение цели, которой он добивается. [Сделай], чтобы его счастливое восхождение стадо-явной победой, а глаз многобожников [оказался] незрячим из-за их упрямства в заблуждении. Молитесь же, о содружество муслимое. Аллаху всевышнему и вознесите к Нему молитвы ради него с чистым намерением и искренним желанием, с трепетными сердцами и верой, "блистающей в райских лугах. Потому что всевышний, хвала Ему, говорит: 'Аллах не озаботился бы о вас, если бы не ваше воззвание" 2д. И продолжайте молить Аллаха всевышнего, чтобы он усилил его и ослабил его противников, и пусть возвысятся его знамена и добьется он самой полной и безусловной победы. Да облегчит для него Аллах все его затруднения! Да найдут язычники свое унижение посредством его руки!'.

В среду 15 зу-л-ка"да 463 года 2е султан приблизился к царю ар-Рума в местности, известной под названием аз-Зухра 19, между Хилатом и Малазгирдом. Султан послал к царю предложение о перемирии, но тот ответил, что перемирие [59] будет [только] в Рее 20. Султан был встревожен этим (л. 29а), И тогда его имам и факих Абу Наср Мухаммад ибн "Абд ал-Малик ал-Бухари ал-Ханифи сказал ему: 'Ты сражаешься во имя веры Аллаха! И я надеюсь, Аллах всевышний запишет эту победу за твоим именем. Атакуй их в пятницу 2ж, в час, когда хатибы, призовут с минбаров ниспослать победу тем, кто сражается за веру, [в битве] против безбожников. А молитва связана с исполнением'. Султан остановился, [ожидая] пятницы [и] молитвы хатибов. И тогда он прочел слова всевышнего: 'Помощь только от Аллаха, великого, мудрого!' 2з - и сказал: 'Может быть, есть среди хатибов такие, что говорят в конце своей хутбы: 'О Аллах! Поддержи войска муслимое и их предводителей", и Аллах, благословляя молитвы, [обращенные] к нему, подтверждает стремления газиев и их желания'.

Везир Низам ал-Мулк возвратился в Хамадан, для того чтобы оградить Ирак, Хорасан и Мазандаран от зла порочных людей и смутьянов.

Султан сам бросился навстречу опасности и сказал: 'Кто хочет уйти, пусть уйдет. Здесь нет власти (ас-султан), которая повелевала бы или запрещала, кроме Аллаха!'. Он отбросил стрелы и лук, [а затем] взял меч и своей рукой завязал узлом хвост коня, и все воины поступили так же.

Когда противники встретились, оказалось, что румийцы отрыли ров вокруг своего войска. Тогда султан сказал: 'Клянусь Аллахом - они будут разгромлены! То, что, [имея] такое большое число [воинов], они вырыли ров, показывает их трусость и малодушие!'.

Царь ар-Рума разбил павильон из красного атласа (л. 29б) и такой же шатер и палатки из парчи. Он сел на золотой трон, над ним находился крест из золота, украшенный драгоценными камнями, которым не было подобных. Перед [царем] стояло множество монахов и священников, читавших Евангелие.

Войска сошлись в пятницу, когда хатиб мусульман появился на минбаре. В стане султана возвысились голоса [чтецов] Корана и [стал громче] барабанный бой, а в лагере войск румийцев послышались удары в била (навакис).

[Вдруг] поднялся ветер и ослепил глаза мусульман [пылью]. Войска султана чуть было не обратились в бегство. [Тогда] султан сошел с коня и стал молиться Аллаху всевышнему: 'Господи! Уповаю на Тебя и посредством этого джихада желаю близости к Тебе! Я осыпаю прахом свое лицо перед Тобой, обагряю его кровью своего сердца, и глаза [60] мои источают кровавые слезы. Если ты узнаешь, что мои помыслы противоречат произносимому моими устами, то уничтожь меня и вместе со мной моих помощников и гулямов. А если мои тайные мысли соответствуют сказанному мной вслух, то поддержи меня в священной войне с врагами и сотвори своей силой для меня власть побеждать и трудное для меня сделай легким'.

Эту молитву и плач он повторял много раз, пока направление ветра не изменилось и поднявшаяся пыль не стала слепить глаза безбожников, и покорилось судьбе древо (л. 30а) тиранства, было сокрушено высокомерие заблуждения, и [стали] исчезать знамена христиан, и 'видишь ты людей пьяными, но они не пьяны' 2и. Когда солнце стало клониться к закату, пыль сражения стала оседать и царя ар-Рума обняла рука гибели и плена. Произошло это так. У одного султанского гуляма сорвался с привязи конь, и гулям пошел по его следам и нашел коня с уздой, украшенной драгоценными камнями и с золотым седлом. Рядом с конем сидел человек, перед которым был золотой шлем, а на нем - кольчуга из золотых колец. Гулям хотел его убить, но человек сказал ему: 'Я царь ар-Рума! Не убивай меня, [ведь] убиение царей - позор!'.

Гулям связал ему руки и потащил его в султанский лагерь, и ни один из пленных [воинов] ар-Рума [не встречал его иначе], как повергнув свое лицо в прах перед ним. Радостная весть пришла в ставку султана, когда султан был занят вечерней молитвой, и царя втолкнули к нему. Хаджибы схватили его за волосы и за ворот и пригнули, чтобы он поцеловал землю. Но он не поцеловал землю пред султаном, так как царская гордость и самолюбие не позволили [ему] сделать это. Тогда султан сказал: 'Оставьте его! Довольно с него и того, что он увидел этот день!'.

У Са"д ад-Даула Гаухар-а"ина 21 был мамлюк, которого он подарил везиру Низам ал-Мулку. Однако тот отказался от него, не обратив внимания [на подарок] и считая его презренным. Са"д ад-Даула часто возбуждал у везира интерес [к мамлюку], и везир Низам ал-Мулк сказал: 'Какая от него польза? Может быть, (л. 30б) он приведет к нам пленного царя ар-Рума?'. И случилось то, о чем говорил везир Низам ал-Мулк: в день сражения гулям привел в качестве пленника плененного царя ар-Рума.

Султан приказал заковать [царя] в цепи, а гуляму сказал, чтобы тот попросил у него что-либо в награду. Он просил для себя право доставить радостную весть о победе в Газну, и султан даровал ему это.[61]

Я 2к слышал от ходжи имама Мушаррафа аш-Ширази, купца, на берегу Джейхуна, напротив Даргама, когда мы спускались по реке в Хорезм, следующее: 'Я слышал от своих [учителей-] шейхов, что, когда встретились войска султана Алп-Арслана с войсками ар-Рума, царь ар-Рума направил посла к султану и передал ему [следующее]: 'Я подошел к тебе, и со мной столько войск, что ты не можешь противостоять им. Если ты выкажешь покорность, я дарую тебе достаточное количество земель и ты будешь в безопасности под моей властью и [благодаря] моей мощи. Но если ты не сделаешь этого, то у меня [войско] в триста тысяч всадников и пеших, четырнадцать тысяч повозок, на которых хранятся деньги и припасы. Против меня не устоит ни одно войско мусульман, не закроет [ворот] ни один их город, ни одна крепость!". Когда султан услышал это послание, им завладела гордость ислама, а в его сердце пробудилась доблесть владыки, и он сказал послу: 'Скажи своему господину [так]: 'Это не ты устремился на меня! Тебя поднял против меня Аллах, хвала ему! Это он сделал тебя и твои войска пищей для мечей муслимое, (л. 31а) Ты - мой пленник и раб. Часть твоего войска - это убитые, а другая - пленные. Вся твоя казна - мое имущество и достояние. Так будь тверд в несчастии и готов к борьбе, и ты вскоре увидишь, как шеи твоих воинов будут подставлены под удары [мечей], а твои сокровищницы станут добром того, кто их разграбит".

Следующим утром между ними произошло сражение, и с помощью и при поддержке Аллаха исполнилось то, о чем говорил султан. Когда царь ар-Рума был приведен к султанскому порогу, он сказал переводчику: 'Скажи султану, чтобы он возвратил меня в мою столицу прежде, чем жители ар-Рума сплотятся вокруг другого царя, который объявит о борьбе и войне против нас, раскроет книгу вражды и прочтет страницу неповиновения. А я буду покорен тебе больше, чем твои рабы, и обязуюсь ежегодно [платить] тебе в виде джизьи тысячу тысяч динаров" 22.

Султан согласился на его просьбу лишь после того, как работорговцы выставили его на видном месте рынка для продажи. А затем султан освободил его, одарив его и тех, кто был с ним в плену, почетными одеждами. Царь возвратился в свою столицу и был верен своему обязательству' 23.

К султану Алп-Арслану от Эмира верующих ал-Ка"има би-амри-ллаха прибыло послание с поздравлением по случаю победы и успеха. Халиф в послании обращался к султану [так]: 'Сын мой, высочайший, победоносный, торжествующий [62] господин, поддержка [веры], величайший султан, правитель арабов и "аджамов, государь владык народов, блеск веры, спасение муслимое, пособник имама, убежище (л. 31б) людей, опора победоносной державы, венец превосходной веры, султан мусульманских стран, доказательство [могущества] Эмира верующих 24, да хранит Аллах его деяния и увеличит его богатства' 25.

[ГЛАВА 19.]

Поход великого султана "Адуд ад-Даула Абу Шуджа" Алп-Арслана ибн Да"уда ибн Мика"ила ибн Селджука в Самарканд и его мученическая смерть во время этого

Причиной гибели этого великолепного султана, [постигшей его], несмотря на его могущество, было [следующее]. В начале 465 года 3а он отправился [в поход] и переправился через Джейхун по наведенному мосту 3б. С ним было сто тысяч всадников - воинов ополчения (ал-хашар), гулямов и простого народа (ас-савад) 26. Его целью был поход против Шамс ал-Мулка, владетеля Тамгача 27. Спутники [султана] привели к нему человека из числа тех, кто оборонял крепость 28, по имени Йусуф ал-Хваразми. Султан хотел казнить его за совершенные им злодеяния и приказал вбить четыре кола и привязать к ним его руки и ноги. [Тогда] Йусуф сказал ему: 'О низкий! Разве так убивают мужей?'. Султан разгневался, взял лук и стрелы и сказал двум стражам, чтобы те отпустили его. Он пустил в него стрелу, но не попал, хотя до сих пор стрелы султана не пролетали мимо [цели]. Йусуф бросился на султана, сидевшего на троне, султан встал и стал спускаться, но споткнулся и упал лицом вниз. Йусуф напал на султана, сел на него и ударил ножом в бок. Рядом находился Са"д ад-Даула Гаухар-а"ин, и Йусуф нанес ему несколько ран (л. 32а), однако тот не упал. Тогда Йусуфа настиг постельничий (фарраш) армянин, ударил его железной палицей по голове и убил его. Подоспели тюрки и изрубили его мечами в куски.

Султан сказал: 'Я не посягал ни на кого и ни на одного врага не нападал, не опираясь на помощь Аллаха. Вчера я поднялся на холм и [почувствовал], как земля содрогается от множества войск. Я сказал себе: 'Я - владыка мира, и никто не в силах устоять против меня. Но я злоупотребил [63] поддержкой Аллаха и [ныне] прошу у него помощи и прощения!'.

Султан прожил после этого три дня и скончался в последнюю субботу раби" I 465 года 3в 29. Его правление продолжалось десять лет. Его сыновья - [это] Малик-шах, Текиш, Айаз, Тутуш, Бёри-Барс, Арслан-Аргун. Он вел достойный обраа жизни, был строг, набожен, справедлив, правосуден, был победоносным воителем, [усердным] в походах и войнах за веру. Ежедневно он резал пятьдесят голов овец и приготовленной пищей кормил бедняков - 3г это сверх трапезы,. предназначенной для эмиров и войск. Я 3д читал в некоторых историях, что султан Алп-Арслан не расставался с луком даже в школе. Однажды он увидел воина, причинившего обиду простолюдину. Он [в гневе] выпустил в воина стрелу 3г Он завещал государство своему сыну Малик-шаху. Он прожил 40 лет и два месяца и был погребен в Мерве, рядом. с отцом и дядей. Он завещал своему везиру Низам ал-Мулку быть покорным его сыну Малик-шаху, которого оставил в качестве преемника и которому передал войска.